1. Полное имя (и титул, если он есть) персонажа, место его рождения.
Арман Жан дю Плесси де Ришелье. Кардинал, первый министр Франции. Париж.

2. Возраст на момент вступления в игру (год рождения).
В 1625 году исполнилось 40 лет.

3. Внешность (цвет волос, цвет глаз, комплекция).
Высокий и худощавый, удлинённое лицо с тонкими чертами, высокий лоб, приподнятые брови, большие карие глаза, длинный, тонкий, слегка изогнутый нос, хорошо очерченный рот и тяжёлый подбородок под остроконечной и тщательно ухоженной бородкой.
Однако привлекательная внешность кардинала не являлась свидетельством хорошего здоровья. Холодная, бесстрастная внешность, которую он обыкновенно являл миру, скрывала его невероятно нервную натуру.

4. Биография и характер героя на момент вступления в игру.
Сын Франсуа дю Плесси, сеньора де Плесси, и дамы Сюзанны де ла Порт, его жены, родившийся в девятый день сентября 1585 года, был крещен 5 мая 1586 года в парижской церкви Сент-Эсташ и наречен именем Арман Жан. Малыш родился очень слабым; его здоровье долгое время внушало серьезные опасения.
Семья дю Плесси де Ришелье принадлежала к родовитому дворянству Пуату. Отец Ришелье входил в число самых доверенных лиц короля Генриха III. Молодой король назначил своего любимца на почетную должность Прево королевского дома, а затем возвел в ранг Прево Франции, пожаловав орден Святого Духа, который имели лишь избранные.
Мать будущего великого кардинала предназначала его сперва к военной службе. Тем не менее, Арман получил чрезвычайно хорошее образование, изучал в Лизье риторику и философию, а затем поступил в военное училище. Он успел добиться больших успехов в фехтовании и верховой езде, когда домашние обстоятельства побудили его отказаться от военной карьеры и перейти в духовное звание.
Ришелье, приехав в Париж, в первое время продолжал научные занятия. Блистательно сдав экзамен в Сорбонне, он получил в 1607 году ученую степень доктора богословия.
Дватцати-трех летний епископ, вступив в управление епархией, сразу проявил большие организаторские способности. За 5 лет он заново отстроил церкви, разрушенные во время религиозных войн.
Тем временем, Генрих 4 пал от руки убийцы и люсонскому епископу пришлось ехать в Париж чтобы присягнуть королеве- регентше Марии Медичи. В начале 1616 года Ришелье был назначен штатным священником при дворе Анны Австрийской и поселился в Париже. В том же году он был зачислен в государственный совет и назначен секретарем Марии Медичи, удостоившей избрать молодого ловкого епископа своим фаворитом. Вскоре Ришелье стал министром иностранных дел. Но 24 апреля 1617 года, после того как Людовик 13 полностью вступил в управление государством, Ришелье ждала опала. Ему не оставалось иного выбора, как разделить с королевой-матерью изгнание в Блуа.
После того, как во главе министерства стал принц Конде, Мария Медичи, следуя советам Ришелье, мало помалу вернула себе доверие сына. По ее наставлению епископ получил, наконец, в 1622 году так долго обещанную кардинальскую шапку.
Неизвестно когда именно Ришелье успел вкрасться в доверие к Людовику XIII. Во всяком случае, это произошло между апрелем и августом 1624 года. 13 августа кардинал занимал уже пост первого министра.
Изучив до тонкости характер Людовика XIII, ловкий кардинал постоянно выставлял себя лишь хорошим исполнителем предначертаний Монарха. Являясь к королю с докладом, он никогда не навязывал, открыто своего мнения, но излагал обстоятельства дела так, что Людовик XIII, как будто иногда даже вопреки министру, принимал решение, вполне соответствовавшее его видам.
Опаснейшим противником Ришелье при дворе Людовика XIII была королева-мать. Мария Медичи преследовала бывшего своего любимца чисто с женской настойчивостью. Враждебность приняла ожесточенный характер, когда Ришелье удалось оттеснить королеву-мать от непосредственного участия в управлении государством.
Супруга Людовика XIII Анна Австрийская видела в кардинале злейшего врага венских и мадридских своих родственников, а потому была его противником. Ришелье в свою очередь преследовал ее самым беспощадным образом. Враги Ришелье с Марией Медичи во главе вели против него войну.
Будучи поклонником системы террора, Ришелье пользовался каждым удобным случаем, чтобы устранить своих противников и показать им свое могущество.
Несмотря на весьма слабое здоровье, Ришелье чрезвычайно много работал и входил во все подробности государственного управления. Немало времени затрачивалось у него также на литературные труды, театр. Ришелье был одним из лучших ораторов своего времени. Речи его в парламенте и в собрании имели обыкновенно деловой характер.
В государственной своей деятельности первый министр Людовика XIII отличался безжалостной, суровой настойчивостью и мстительностью, доходившей до жестокосердия. Это не мешало ему в частной жизни очаровывать преданных своих слуг и приспешников добротой, мягкостью и обходительностью. Когда у него вырывалось по отношению к ним язвительное замечание или грубое слово, или же когда дело доходило до побоев, кардинал всегда обращался сам к обиженному со словом примирения. Обыкновенно он говорил в таких случаях, что человек в его положении чувствовал бы себя несчастным, если бы не мог сорвать на какой-нибудь доброй душе дурное расположение духа, обусловленное запутанностью государственных дел.
   Нередко, подвергаясь припадкам мрачной меланхолии, Ришелье обращался к окружающим с просьбой "развлечь его, если только это возможно". Поэту Буароберу чаще других удавалось развеселить кардинала. Иногда Ришелье подшучивал над своими приближенными. Так, зная, что каноник Мюло сердился, когда его звали "раздавателем милостыни его высокопреосвященства", кардинал однажды передал ему письмо с таким именно адресом. Мюло вышел из себя и сказал: "Только дурак мог придумать подобную шутку". - "А что, если сделал это я сам?" - спросил кардинал. - "Меня, признаться, это бы не удивило, - отвечал Мюло, - Вашему преосвященству, вероятно, не впервые делать глупости".
   В тех случаях, когда не помогали шутки и мистификации, Ришелье, чтобы рассеять дурное расположение духа, прибегал к самым утомительным гимнастическим упражнениям. Герцог Граммон, застав его в такую минуту, спокойно сбросил с себя кафтан и сказал: "Готов держать пари, что прыгну далее вашего преосвященства". Действительно, он принялся бегать и прыгать взапуски с кардиналом. Такая находчивость очень понравилась Ришелье, который стал после того очень благоволить к герцогу.
   Иногда всемогущий премьер испытывал странные галлюцинации. Он воображал себя лошадью и с громким ржанием бегал вокруг бильярда. В таких случаях приходилось силою укладывать его в постель, где по прошествии некоторого времени он приходил в себя.
   Памфлеты враждебного лагеря упрекали кардинала в распущенности нравов и, без сомнения, рассказывали о нем немало небылиц. В числе его любовниц называли, между прочим, герцогиню Шеврез, Нинон де Ланкло и даже Валуа, дочь герцога Орлеанского. Ришелье очень заботился о соблюдении внешних приличий и положительно щеголял своей набожностью. Он исповедовался и причащался каждое воскресенье, если только тому не препятствовало состояние его здоровья, и всякий раз умилялся духом так, что на глазах его блистали слезы. Впрочем, обладая большими сценическими способностями, как говорила про него Мария Медичи, он мог плакать раз по пятнадцать в день. Вообще кардинал дорожил репутацией ревностного католика и усердно выполнял свои религиозные обязанности. Он очень любил священнодействовать и обыкновенно по большим праздникам сам служил литургию. Зачастую дома в два или три часа он молился в присутствии своего духовника, священника, камердинера, нескольких офицеров, телохранителей и слуг. Молитва эта длилась около получаса. При всей своей веротерпимости Ришелье считал долгом интересоваться обращением еретиков и, как говорят, жертвовал из личных своих средств большие суммы на миссионерскую пропаганду.
   Кардинал нередко выставлял на вид королю своё бескорыстие. Действительно, он не запятнал себя низким сребролюбием и в критические минуты неоднократно помогал государству деньгами. Тем не менее, результаты такого бескорыстия были для него не особенно убыточными. Кардинал Ришелье любил делать подарки и вообще отличался благотворительностью. Так, он ежемесячно отпускал своему священнику тысячу рублей для раздачи бедным и охотно увеличивал эту сумму, когда она оказывалась недостаточной. Кроме того, камергер, обыкновенно сопровождавший кардинала, должен был всегда держать наготове крупную сумму денег для раздачи нищим, попадавшимся на дороге. В ежегодный бюджет кардинала входили также крупные пожертвования благотворительным учреждениям. Окружая себя величайшим блеском и пышностью, Ришелье содержал громадный штат прислуги, многочисленный отряд телохранителей и большую свиту, в которой насчитывалось до 25 пажей. Содержание этих молодых людей стоило очень дорого, так как они получали самое тщательное воспитание и образование.
   Несмотря на весьма слабое здоровье, Ришелье чрезвычайно много работал и входил во все подробности государственного управления. Немало времени затрачивалось у него также на литературные труды, театр, надзор за постройками, выполнение религиозных обязанностей и аудиенции. Он работал днем и ночью, довольствуясь лишь немногими часами сна.

офф

Анкета написана лично автором с использованием материалов Википедии и была задействована на другом форуме