Лилии и шпаги

Лилии и Шпаги

Объявление

На небосклоне Франции кто-то видит зарю новой эпохи, а кто-то прозревает пожар новой войны. Безгранична власть первого министра, Людовик XIII забавляется судьбами людей, как куклами, а в Лувре зреют заговоры, и нет им числа. И никто еще не знает имен тех, чья доблесть спасет честь королевы, чьи шпаги повергнут в трепет Ла-Рошель. Чьи сердца навсегда свяжет прочная нить истиной дружбы, которую не дано порвать времени, политике и предательству, и чьи души навеки соединит любовь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1626 год - Через тернии к звёздам » Не желаем жить по-другому


Не желаем жить по-другому

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://forumupload.ru/uploads/0017/33/5d/2/t153453.png
http://forumupload.ru/uploads/0017/33/5d/2/t221722.png
НЕ ЖЕЛАЕМ ЖИТЬ ПО-ДРУГОМУ
Франсуа де Жюссак, Атос, Портос, Арамис, Планше, Гримо
Париж. Трактир "Кабанья голова"; 6 января 1626 года, вечер
http://forumupload.ru/uploads/0017/33/5d/2/t979736.png
Жизнь гвардейца кардинала - полная чаша. Служба Ришелье почетна и ответственна. Верные телохранители первого министра Франции за него и в огонь, и в воду, и шпаги скрестить всегда готовы.

Отредактировано Франсуа де Жюссак (2021-08-12 16:41:17)

2

Трактир "Кабанья голова" пользовался успехом как у гвардейцев кардинала, так и у мушкетеров короля. Почему голубые плащи облюбовали это место, Франсуа не мог ответить. Но вот лично он пользовался здесь нескончаемым кредитом, который можно было не компенсировать, да ещё хозяин трактира был ярым кардиналистом. Ради Франции и ее первого министра ему было ничего не жалко: ни кислых щей, ни кислого вина. Хотя несправедливо было бы умолчать о том, что кислым вином он подчевал в основном мушкетёров короля. И виной всему было то, что обделил батюшка нынешнего монарха милостями батюшку нынешнего трактирщика. Поэтому последний недолюбливал голубые плащи.

Начальник личной охраны первого министра Франции был в дурном расположении духа. После истории, в которую вляпались они с леди Винтер, Ришелье его к себе не вызывал. Что это могло значить, одному рогатому было известно. Но ничего хорошего, точно.

- Эй, милейший, налей-ка мне вина, да хорошего, а не той кислой дряни, от которой у меня скулы сводит!

- Обижаете, месье де Жюссак. - Трактирщик искренне обиделся. - Для Вас у меня всегда припасено самое лучшее вино. А пирожка с дичью не желаете? Ещё совсем горячий.

- Пирожка, говоришь? - Франсуа с нескрываемым презрением наблюдал, как два королевских мушкетёра с завидным аппетитом поглощали ужин в том конце комнаты, где находился камин.
- Нет, давай вино и расскажи-ка, что у нас нового?

- Да ничего нового, месье де Жюссак. У соседа жена разрешилась от бремени, только ребенок на них совсем не похож. Поговаривают...- Поймав на себе хмурый взгляд гвардейца, Трактирщик смешался, но затем нашелся чем продолжить. - Хотя ...вот ещё. - Хозяин наполнил глиняную кружку вином из бутыли, которую достал из укромного уголка. - Буквально четверть часа назад до Вашего прихода, - тут трактирщик понизил голос, - господа в голубых плащах очень громко рассказывали товарищам, как...Ой, мне, право, совестно такое говорить...
Однако, заметив нетерпеливый жест собеседника, хозяин продолжал.
- Говорят, что Вас палками на днях побила чернь.

- Да пошел ты к черту!!! - Де Жюссак даже поперхнулся. - Слушаешь всяких памфлетистов.

Франсуа взял кружку и окинул взглядом комнату. Народу было много. Красные и голубые плащи кучковались группами. Что-то громко обсуждали, пили, ели, играли в кости. Выбрав самый темный угол, де Жюссак расположился за столом. С этого места можно было наблюдать за всеми находившимися в трактире, оставаясь незамеченным.

Шевалье по привычке начал прислушиваться к гомону голосов, пытаясь хоть что-то разобрать из разговора двух мушкетеров, негромко беседующих за соседним столом. Но это была пустая трата времени. В общем -то, ничего заслуживающего внимания. Один из беседующих мушкетеров крупно проигрался в кости. Жалованье было крохотным, да и то нескоро, а долг отдавать надо, иначе честь потеряна.
Дамблевиль улыбнулся, и на его лице появилось выражение, словно у сытого кота. Всё  же он обязан Судьбе, что она вмешалась в его жизнь, и он вместо грошей мушкетерского жалованья получает весьма щедрые вознаграждения от Его Высокопреосвященства. Но мысли о герцоге напомнили Франсуа, как в последнем поручении он не оправдал доверия монсеньора. И, чтобы не бередить рану, шевалье решил переключить внимание на что-нибудь другое. А тут еще и новые посетители подоспели.

Отредактировано Франсуа де Жюссак (2021-08-18 22:24:12)

3

Добираясь от резиденции капитана до "Кабаньей головы" Атос пребывал в мрачном молчании. Искать гасконца в Париже  ничуть не проще, чем иголку в стоге сена. Одна надежда, что оная вонзится в палец. Единственное что радует, так это возможность разделить тяжесть этого предприятия с друзьями. По дороге мушкетер пару раз обернулся, чтобы убедиться, что слуга гасконца не отстал и не дал деру. Все-таки этот прохвост сейчас для них единственный источник информации. А всыпать за то, что хватился хозяина только третьего дня, это еще успеется...

Трактир встретил понурую компанию теплом и шумным гомоном голосов. Как и сказал Арамис, "Кабанья голова" обрела небывалую популярность среди мушкетеров, хотя вино было здесь на редкость отвратным, а хозяин не скрывал, что рад мушкетерам немногим сильнее, чем сборщикам налогов. Атос направился к одному из дальних столов, сдержанно отвечая на приветствия однополчан, и посматривая краем глаза за господами гвардейцами. Если им что-то известно о судьбе гасконца, то в присутствии его друзей смолчать точно не смогут. Уж слишком многих гвардейцев кардинала юный шевалье отправил в лучший мир, и случись с ним что-то, у гвардейцев будет повод для праздника.

Устроившись с товарищами за столом, Атос кивнул в сторону Планше.
- Друзья, полагаю Вам стоит услышать о произошедшем из первых уст, - мушкетер еще раз кивнул слуге, давая понять, что его внимательно слушают, а сам тем временем огляделся, желая удостовериться, что рядом нет лишних ушей. Но шум в трактире стоял такой, что пожалуй эта предосторожность была излишней.

4

Планше на минуту неожиданно для себя смутился. "Надо же, какая честь!" - возопил в нем мальчишка. Но тут же прочухался.
   - Ну, сударь, господин д'Артаньян, в Господень день, после обеда был так добр, что выплатил мне часть жалования и сказал, что я могу отпраздновать Святки. А его - ну, за тем же самым - пригласили в дом на Королевской площади. Ну... - тут парень опустил голову и несколько слов еле слышно пробормотал себе под нос, - я и отпраздновал.... Вернулся сейчас вот, обнаружил, что господина д'Артаньяна нет. Спросил служанку - она говорит, что не заяв... не заходил. Ну, я к Вам - ближе всех потому как. И мы с Гримо сходили на Королевскую площадь. И та служанка сказала нам, что была дуэль. И вернула вещи.
Тут Планше неуверенно и с невысказанным вопросом - Вам ли? - протянул сверток господину Атосу.

Отредактировано Планше (2022-04-24 01:33:50)

5

Всю дорогу от дома капитана де Тревиля до «Кабаньей головы» Портос так и эдак прикидывал, как бы им узнать, где их друг. Честный Планше все не расставался со своим узлом и Портос не хотел верить, что это все что осталось от гасконца. Если его убили, то стали бы отдавать вещи?
Думать вообще было не по части Портоса. Вот Арамис – другое дело. Не говоря уже об Атосе. Портосу казалось, что нет такой области, в которой бы Атос не был сведущ. В этикете не было такой мелочи, которая была бы ему незнакома; он знал как самым лучшим образом устроить обед.  Тот даже мог поправить Арамиса, любившего щеголять фразами на латыни (Портос делал вид, что понимал их). Портос два раза сам лично слышал, как Атос поправлял их друга, ставя глагол в нужное время, а существительное в нужный падеж.
Распределив таким образом в их компании обязанности, Портос остался очень доволен собой. Но ровно до того момента, как они переступили порог «Кабаньей головы». Кроме шума, обилия гвардейцев, которых, по всей видимости, в приличные трактиры и не пускали, в зале пахло дешевым кислым вином, рыбой, прогорклым маслом и чесноком. Гигант лишь вдохнул, покорившись судьбе, и обреченно уселся за стол на лавку. Сиденье лавки жалобно скрипнуло и угодливо прогнулось под мощью королевского мушкетера.
Хозяин не спешил подойти к их столу и Портос начал недобро смотреть в сторону стойки. Хотя, может оно и к лучшему? Не надо будет портить свой нежный желудок здешней стряпней.
В рассказе Планше появились детали, о которых Портос раньше и не слышал. Дуэль в доме на королевской площади? Вот дела. Это уж точно не там, где живет эта хорошенькая жена галантерейщика.
- Вещи с трупа что ли сняли? – Полюбопытствовал Портос, косясь на сверток. – Но я за то, что если была дуэль, то  д'Артаньян не таков, чтобы дать себя убить или сдаться. Может, его хозяйские слуги стукнули по голове, связали и бросили в подвал?
Вопрос хоть и был задан в пустоту, без ожидания ответа на него, Портосу казалось странным, что вещи отдали слуге, а не выкинули или не отдали старьевщику.
- А что за дом то? Чья служанка, - грозно спросил он слугу  д'Артаньяна, поняв, что самого главного то парень и не сказал. Домов на Королевской площади много. Не ломиться же им в каждый из них в поисках друга.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1626 год - Через тернии к звёздам » Не желаем жить по-другому