Лилии и шпаги

Лилии и Шпаги

Объявление

1625 г.
весна
На небосклоне Франции кто-то видит зарю новой эпохи, а кто-то прозревает пожар новой войны. Безгранична власть первого министра, Людовик XIII забавляется судьбами людей, как куклами, а в Лувре зреют заговоры, и нет им числа. И никто еще не знает имен тех, чья доблесть спасет честь королевы, чьи шпаги повергнут в трепет Ла-Рошель. Чьи сердца навсегда свяжет прочная нить истиной дружбы, которую не дано порвать времени, политике и предательству, и чьи души навеки соединит любовь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Хоть поверьте, хоть проверьте


Хоть поверьте, хоть проверьте

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

1 апреля 1625 года. Эврё, утро.

2

Постоялый двор в Эвре на взгляд Планше был хорош. И ему посчастливилось вчера даже два раза поужинать. Первый раз за счет своего господина, а второй раз благодаря щедрости местной кухарки. И то и другое не стоило ему ни су. Мадам Жюли было лет уже шестьдесят, но она деятельно распоряжалась вверенной ей кухней, тогда как ее старший сын и невестка заведовали остальным хозяйством. Этой почтенной женщине стало невыносимо видеть, с каким вожделением смотрит Планше на соседний стол, богато заставленный снедью, тогда как стол, за которым сидел он со своим господином (а именно так можно было охарактеризовать молодого дворянина) был куда как скромнее. Курица, хлеб и вино – вполне достаточный ужин для путников, но разве он может сравниться с сочным и румяным окороком, печеными яблоками, большим пирогом с рыбой и дюжиной пузатых бутылок с вином?

- А ну, помоги старой женщине, - махнула мадам Жюли, а когда молодой человек, испросив разрешения взглядом у молодого дворянина, последовал за ней, привела Планше на кухню.
- Дрова. Их нужно наколоть мельче. Закончишь работу, получишь это, - палец хозяйки кухни указал на блюдо, на котором лежал кусок пирога с мясом, куриные крылышки, половина пшеничной лепешки. Пусть это были остатки чужой трапезы, но голод не тетка. Захочет есть – съест, чай не король. Она сама хотела отнести эту снедь соседке, у которой детей было больше, чем ума у ее беспутного мужа.
А Планше было не привыкать выполнять разную работу, пусть в последнее время он обзавелся недурной одеждой и даже лошадью. Конь был не арабских или английских кровей, но для простого слуги это была все равно роскошь. Есть хотелось. Всегда. Как и спать.

Утро началось опять с колки дров и крынки кислого молока, но зато со свежей булкой. Одним словом жизнь налаживалась. Покончив с помощью мадам Жюли и первым завтраком (должен же его господин д’Артаньян покормить), Планше прогуливался по улочкам города, ни мало не заботясь, что его могут хватиться.  И цель у него была вполне уважительная для благочестивого католика. Собор Нотр-Дам в Эврё. Насвистывая незамысловатую мелодию, Планше не забывал смотреть по сторонам, надеясь увидеть что-нибудь примечательное. А вдруг золотой луидор будет валяться на дороге и ждать его? Судьба, она ведь такая Судьба.

Кроме того сегодня же 1 апреля! День первоапрельской рыбы! Спасибо Карлу IX, когда он в 1564 году издал указ, согласно которому празднование Нового Года переносилось с 1 апреля на 1 января. Не все поданные приняли закон с покорностью. Некоторые продолжали отмечать Новый Год 1 апреля. Сторонники нововведения подшучивали над староверами, и в отместку за непокорность королю дарили пустые подарки и называли непослушных «дураками». Сам же Карл IX называл подданных, которые откладывали празднование Нового года до весны «сонными апрельскими рыбами». С тех пор забавные проделки во Франции стали именоваться «апрельской рыбой».

Отредактировано Планше (2016-02-05 11:18:36)

3

Мария сонно тряслась на подушках кареты, неумолимо сползавших вниз, сколько они с Натали их ни поправляли. Рядом стояла корзинка, выстеленная старым вязаным одеялом, из-под крышки которой высовывалась любопытная серая мордочка. Маркиза с горничной ехали из Лиона, где от дяди Альфонса забрали котенка, которого один помощник отца Жозефа прислал кардиналу из Шотландии. Вообще-то тот прислал двух котят, на развод, но молодой котик оказался своевольным и удрал на первом же ночлеге человека. Кошечка же спокойно дала себя перевезти и только на земле Франции начала испытывать недостаток движения и предпринимать попытки к побегу.
  Сейчас бы лечь, но маркиза понимала, что если приляжет, то сразу закроет глаза и уснет, несмотря на тряску, а Натали честно призналась, что за кошками следить не привыкла. Да и кто ж в народе за ними следит? Молока оставят за ловлю мышей, когда придут - тогда придут.
- Вам дитёнка какого взять, мадам. Не совсем малого, конечно, а из тех, кого уже нанимают. Любая мать довольна будет. И семье прибыль, и дитю радость - за безделье и баловство ещё в карете покатают и заплатят. И ещё наказов дадут, кого в Париже повидать и кому чего передать.
"Она права, надо будет кого-нибудь нанять в Эвре".
Мордочке надоело выглядывать. Показались бархатные ушки, лапки, а затем красавица в сером шелково-бархатном, гладко прилизанном уборе откинула крышку корзинки и потянулась.
- Что, устала сидеть? - спросила Мария кошку. На звук голоса котенок пискнул и выпрыгнул на колени маркизе, сразу придержавшей котенка рукой, чтобы не уполз дальше. Зверек слегка прикусил большой палец Марии, но больно не было, щекотно только. - Посиди, потерпи, немного ещё осталось. Дома набегаешься. - Мари-Мадлен попыталась устроить кошечку на груди, но та предпочла сидеть на коленях и смотреть на прыгающий за окном пейзаж.
В Эвре остановились, чтобы дать отдых и корм лошадям. У гостиницы бил фонтан. "Умыться бы. Вода должна быть холодной, это разбудит."
- Натали, будь добра, намочи. - она протянула служанке небольшое полотенце.
Только Натали вышла из кареты, как с другой стороны послышался звонкий лай. Чей-то щенок, не особо воспитанный, почуял в карете кошку. И та, в силу своей пары-тройки недель не понимая, что в карете она в полной безопасности от всех собак и других "страшилищ", соскочила с коленей не успевшей остановить её маркизы, выпрыгнула в щелку двери и чуть ли не взлетела на ближайшее дерево, причем не на самую нижнюю ветку, а где-то на третий "этаж"-ряд веток. Щенка уже слышно не было - вполне возможно, его забрали сразу же, а может,  кто-то просто проходил с собакой, а вот глупышка слезть уже не могла и пищала, зовя новую хозяйку, будто та умела лазить по деревьям.
- И что мне с тобой теперь делать? - обратилась  та к кошке. - Благодарю, Натали. - Она взяла мокрое и холодное полотенце, протерла лицо и вернула служанке. - Что ж, думаю, больше ей убегать не захочется. Вот только теперь хорошо бы найти желающего снять её оттуда.

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-02-05 13:20:30)

4

Наконец-то, Париж! Город куда стремится каждый. Кто в поисках приключений, кто наживы, а кто и в поисках счастья. Юного гасконца, как и многих других манил этот город, но ехал он сюда не много не мало, а за своей мечтой – плащом мушкетера. На удивление, этот город оказался довольно гостеприимным к юному гасконцу. Спустя пару часов хождения по Парижу юноше удалось найти себе слугу, конечно тех денег, что были при гасконце не хватило бы на полноценное жалование Планше, именно так звали шустрого паренька, который согласился за еду, а в будущем за скромную плату прислуживать гасконцу. Шарль нисколько не пожалел о своем выборе, ведь через пару часов совместными усилиями найдена была комнатка на улице Могильщиков. Совсем крошечная, и всего с одной кроватью, но на первое время, а гасконец рассчитывал долго в этих апартаментах не задерживаться,  и этого было вполне достаточно. Осмотрев предоставленную комнатку, Шарль начал разбирать свой скромный скарб, состоящий из шпаги, слуги, рекомендательного письма и целебного бальзама, который дала ему в дорогу матушка. Все вроде бы было на месте. Шпага в ножнах лежала на кровати, рекомендательное письмо лежало в нагрудном кармане, который гасконец постоянно проверял, чтоб убедиться, что письмо не выпало. Планше был тут же, в комнате, и также, как и его хозяин обустраивал себе ночлег, с великим сожаление Шарль понял, что с одеялом ему придется распрощаться до лучших времен – его Планше использовал вместо кровати. А вот бальзама к великому сожалению юноши не оказалось нигде. Некоторые  не сильно расстроились бы из-за подобной потери, но гасконец был не из тех, кто готов расстаться со своим имуществом, пусть даже это рецепт целебного бальзама.
Хорошенько подумав, молодой человек пришел к выводу, что бальзам он мог забыть только на постоялом дворе в Эвре, где он останавливалcя на ночлег. Сказано – сделано. Не успев насладиться воздухом Парижа, д’Артаньян, захватив с собой слугу, отправился в обратный путь, правда не до отчего дома, а только до городка, который успел «похитить» его бальзам..
В город молодые люди прибыли к вечеру. Бальзам Шарль-таки отыскал: он оказался под матрацем, на котором гасконец спал, как и полагается, не мучимый кошмарами. Возвращаться обратно было решено на следующий день. Вечер прошел более чем удачно. Сытный ужин, хорошее вино и игра в карты с каким-то постояльцем, который, к слову, оказался простофилей, и проиграл Шарлю с десяток золотых, что пришлись очень даже кстати, ведь у гасконца деньги долго не задерживались. Отпустив Планше помогать на кухне, д’Артаньян поднялся в комнату, чтобы растянуться на том же матраце, который доставил столько хлопот.
Утро наступило для юноши довольно поздно, но первая мысль, посетившая Шарля, была о том, какой сегодня день. 1 апреля! Неплохо было бы разыграть Планше, но шельмец до сих пор где-то пропадал. Желудок напомнил молодому гасконцу, что неплохо бы было уже и порадовать его чем-нибудь съедобным. А чтобы побаловать капризный орган, нужно было, для начала, отыскать слугу. Чем Шарль и решил заняться. Спустившись вниз, гасконец не обнаружил Планше, но, подойдя к окну, забыл о слуге и о завтраке, потому что картина, представшая его глазам, была намного занимательнее и первого, и второго.
Две женщины с интересом разглядывали ветви дерева. Право, Шарль даже уже сгорал от любопытства. Быть может, кто-нибудь оставил там свой кошелек. Зачем мучиться любопытством, когда можно пойти и все разузнать. Опять же, сказано – сделано.
- Когда две дамы в такой растерянности, я не могу пройти мимо. – Гасконец улыбнулся, обнажив крепкие зубы.  Но сейчас Шарль даже немного пожалел, что со всей пылкостью молодости бросился удовлетворять свое любопытство. Ранее он имел дело только с горничными и субретками. Сейчас перед ним стояли две женщины. Одна как раз и относилась к той категории женщин, опыт общения с которыми имелся у молодого гасконца. А вот вторая…Но отступать было поздно, да и постыдно. – Сударыни, если я могу быть Вам чем-то полезен, то всегда к Вашим услугам. – Пылко произнес Шарль, про себя прикидывая, уж не розыгрыш ли все это. Как-никак день к благоволит к таковым.

5

Луидора на дороге Планше не нашел. Он поглазел на величественный собор в Эвре и пришел к выводу, что в Париже Нотр-Дам гораздо лучше. На местном базаре пикардиец разжился парой яблок. Пусть они были уже с помятыми, начавшими чернеть бочками, но зато ему разрешили их взять за то, что помог снять с телеги корзины. Засунув плоды, которые, если судить по Библии, были причиной изгнания Адамы и Евы из рая, Планше глянул на солнце, дабы прикинуть, сколько он позволил себе гулять, и справедливо решил, что пора и честь знать. А то, как знать, вдруг его господин решит взять другого слугу. И что ему тогда делать в Эвре с двумя яблоками, но без коня и хозяина? Неее.. пора, пора, пора…

Бодреньким шагом, возвращаясь к месту ночлега, Планше заметил в первую очередь господина д'Артаньяна. Тот нового слугу не нашел, но нашел двух дам. А дамы нашли что-то интересное на дереве. Подойдя так, чтобы хозяин его мог заметить, слуга отвесил самый почтительный поклон своему господину. А уж потом стал рассматривать дам. Одна из них была явно титулованной особой, а вторая субреткой. Чуть поодаль стояла карета с гербом. Нда… им с хозяином повезло. Подмигнув хозяину, дескать, если что нужно, то я тут, Планше уселся на край фонтана. И ногам отдых и обзор хорош. Главное не перетруждаться и не лезть пока тебя не позовут. Слуге было любопытно, что могло заинтересовать дам на дереве. Это было не плодовое дерево, да и до нового урожая фруктов далеко, но женщины порой бывают такие странные. Вот, допустим, взять цветы. Красиво, пахнут хорошо, так пусть себе и растут. Так надо их сорвать, поставить в вазу, а потом выбросить. Одни лишние хлопоты.

6

Ждать долго не пришлось. Видимо, они с Натали, смотревшие на дерево в думах о кошечке, начали привлекать внимание. Молодой человек, - молодой дворянин, тут же поправила себя Мари-Мадлен, заметив шпагу -  южных кровей и с южным акцентом предложил свою помощь. И это явно благодаря Натали. Ну-ну, юноша, посмотрим, что у Вас выйдет, характер у Натали ой-ой. - мысль промелькнула между делом и сбежала, вытесненная более насущными проблемами.
- Да, сударь, можете... Будьте добры. У нас убежал котенок, залез на дерево и пищит, но видимо, слышим его только мы вдвоем. Если присмотритесь - на третьей большой ветке снизу, она... кошка... серенькая, потому не очень заметна - и прислушаетесь, то поймете, что это не розыгрыш. - Добавила Мария, только теперь заприметив на спинах некоторых горожан бумажных и деревянных рыбок. - Вы не могли бы помочь снять её оттуда или выманить, чтобы она сама перестала бояться и слезла?
Натали же - стройная и крепкая, вечно слегка сердитая девушка - заметила, что молодой человек не один. И поклон тоже не избежал её острых глаз.
- А если вдвоем, сударь, так ещё быстрее выйдет. Только вдвоем-то её тоже не упустите. Мы за этой... кошкой... - служанка сдержалась при маркизе от бранных слов, - ...далеко ездили. - А сама отошла поближе к карете и быстро осмотрела, все ли в порядке. "Кто их знает, кто они. Помочь, помочь, а сами помогут... карету облегчить"

7

Снять котенка? Шарль не видел в этом никакой надобности, ведь как известно эти существа спускаются на землю столь же ловко, как и взбегают на него. Но до дам гасконец не спешил донести эту мысль. Тем более лицо знатной дамы выражало явное беспокойство за судьбу пушистого беглеца, точнее беглянки. Раз просят снять, значит будем снимать... Как говорится, дамам простителен любой каприз.
- Не беспокойтесь, сударыня, - тон гасконца бы настолько уверенным, будто снимать кошек с деревьев его любимое занятие. О том, что это может быть розыгрыш юноша даже не подумал, было что-то в этой даме, что не позволяло даже допустить мысли о том, что она способна на глупую шутку.
Краем глаза Шарль заметил, что объявился Планше. Как раз вовремя, кто знает, может снять зверя с дерева окажется недостаточным, и придется за ним побегать.
- И правда, вдвоем ловить котенка будет сподручней,- улыбнулся гасконец, подкрутив ус, будто и не заметил настороженного к ним отношения суровой субретки.
Наконец Шарль перевел свой взгляд на дерево. Действительно, зверек сидел на ветке и тихо мяучил, явно не представляя, как спуститься вниз, бывает же такое, видно совсем маленький. Право, направляясь в Париж гасконец и представить не мог, что первая встреченная им дама в беде будет прятаться на дереве и жалобно мяукать, но ничего не поделаешь.
- Планше, поди сюда...- отдав слуге шпагу и плащ и берет, чтоб не мешались, юноша уже собирался влезть на дерево, но вспомнил об осторожности - юноша несколько сомневался в крепости веток. За себя он нисколько не переживал, падать-то недалеко, да и в случае чего верный Планше не оставит хозяина в беде. А вот дама... Лучше перестраховаться. 
- Прошу Вас,- стараясь быть как можно более вежливым, обратился он к женщине, которая в отличие от своей субретки, осталась наблюдать за спасением питомца,- это для Вашего же блага, отойдите немного, чтоб я Вас не зацепил в случае чего...
После всех приготовлений Шарль наконец-то  оказался на нижней ветке дерева, отметив про себя, что отвык от лазания по деревьям. Конечно, встав в полный рост гасконец вполне мог бы дотянуться до нужной ветки, но котенок, почувствовав неладное стал шипеть и буквально влип в ствол, было понятно, что одно неверное движение, и придется за зверьком лезть на самую макушку дерева. Вот бы тебя переманить к краю ветки... И тут очень кстати, напомнил о себе желудок, который был пуст с самого утра. Интересно, а беглянка так же голодна, как он сам?
-Планше, у нас найдется чем приманить котенка? - даже если у слуги ничего не припасено на черный день, то он обязательно что-нибудь разыщет, этот талант пикардийца Шарль уже успел оценить.

8

- Не знаю, под какой звездой
Рожден: ни добрый я, ни злой,
Ни всех любимец, ни изгой,*

- Может замолчишь наконец? - проворчал гвардеец, ехавший чуть позади слева, обращаясь к своему соседу - молодому парнишке у которого над верхней губой только-только собирался пушок. Юноша тщетно пытался придать этому недоразумению вид настоящих усов, что, по мнению Рошфора было по меньшей мере бесполезно. Зато отличался веселым нравом, и даже теперь, когда шестерка гвардейцев сопровождала графа в скучнейшей по их мнению поездке - не переставал мурлыкать себе под нос или насвистывать, в надежде повеселить себя, и своих товарищей.

Обычно таких вольностей Рошфор не допускал, но сегодня уж слишком ярко светило солнце, словно стремясь возместить упущенное за слишком хмурый и дождливый март, слишком довольными казались лица прохожих, да и настроение самого графа было на удивление безоблачным. Так что юный Жан ле Бейн, бросив опасливый взгляд в его спину, и убедившись, что он не собирается вмешиваться, и пресекать неуместное веселье - беззаботно ответил соседу полунасмешливым-полупочтительным жестом, и замурлыкал дальше, немилосердно коверкая слова, повидимому считая что в таком виде они больше соответствуют произношению на старинный лад

- С подругой крепок наш союз,
Хоть я ее не видел, плюс
У нас с ней, в общем, разный вкус:
      Я не в упадке:
Бегут нормандец и француз
      Во все лопатки.

- От такой бы и я удрал - фыркнул гвардеец, ехавший следом, второй в правом ряду, прозывавшийся Робер дю Бертуа, настоящий великан, шести с лишним футов ростом, с окорокообразными ручищами и так лихо закрученными усами, что кончик правого уса едва ли не тыкался ему в глаз
- Ты дальше послушай - хмыкнул его сосед. - Там еще продолжение есть. Да с намеками.
- Да неужели? - восхитился великан - Неужели с именами?
- Кабы были имена, тебе они ничего не скажут - фыркнул все тот же "знаток" - узколицый, худощавый Форе, пользовавшийся славой первого сплетника роты - Старина Гийом жил столько веков назад, что от воспеваемых им красоток уж и костей-то не осталось.
- Может и к лучшему - пробубнил Робер, озадаченно прислушиваясь к очередному куплету, гласившему:
Ее не видел я в глаза
И хоть не против, но не за,
Пусть я ни смыслю ни аза,
      Но все в порядке...
И не сдержавшись, возмутился так громко, что заглушил распевавшего Жиля так легко как церковный колокол заглушает блеянье овечки
- Ну ведь бред же? Как такое вообще может быть....
- Господа! - спокойный голос ехавшего во главе кавалькады графа мигом заставил всех умолкнуть, хоть он и не думал повышать голоса. Слишком уж развеселились сопровождающие, и хотя поначалу Рошфор не препятствовал им, но мало-помалу их разговоры перешли из шушуканья в обмен мнениями в полный голос, и это стало утомлять, не говоря о том, что этого не полагалось. - Я был бы вам признателен за несколько минут тишины.

Этого оказалось достаточно. Гвардейцы переглянулись, певун пристыженно умолк.
Рошфор же вновь погрузился в собственные размышления. Поручение Его Высокопреосвященства было сущей синекурой - встретить его любимую племянницу, возвращающуюся из Лиона. И прекрасно зная дорогу, по которой должна была вернуться очаровательная маркиза - граф ехал по ней, заключая временами про себя пари с самим собой - на каком этапе пути они встретят мадам де Комбале и ее сопровождающих.
Шестерка гвардейцев, попарно растянувшись в три ряда неотступно следовала за конем Рошфора. Он охотно обошелся бы без них, но сей почетный караул предназначался не для него а для эскортирования кареты, и обеспечения племяннице кардинала достаточный почет при въезде в столицу. Поэтому лишь умерив не в меру разошедшееся веселье, граф, в сопровождении гвардейцев продолжал свой путь крупной, мерной рысью, вглядываясь в дорогу впереди.

*

Юный Жан распевает песенку по стихам Гийома Аквитанского, в переложении на музыку неизвестного сочинителя

9

Все дело оказалось в кошке. Право слово смешно. Кошек что ли мало на улицах? Говорят, что далеко за ней ездиди. Хотя, у благородных дам свои причуды. И спасение кошки с дерева не самая из них странная.
Тем временем его заметили и дамы и господин д'Артаньян. Эх, жаль, не придется посмотреть на все со стороны, хотя… Хотя какой уважающий себя мужчина останется в стороне от подвигов и приключений. Особенно во имя дамы.
Оказавшись возле своего хозяина по первому зову, продемонстрировав всю свою услужливость и расторопность (надо же покрасоваться перед дамами), Планше взял и плащ, и шпагу молодого гасконца, чувствуя себя ни много, ни мало оруженосцем доблестного рыцаря.

Погода была хороша, дамы тоже, сытость после завтрака молоком с булкой еще не совсем прошла, а посему Планше тоже был в хорошем расположении духа. Жаль, что субретка госпожи смотрела, насторожено, если не сказать хмуро, словно она видела спрятанные в его карман яблоки, и полагала, что он их стащил с прилавка, словно уличный мальчишка.
Подбоченясь, и придав себе важный вид, Планше наблюдал за своим господином. Как же он ловок! Еще мгновение, и его господин совершит подвиг в честь прекрасной дамы. Интересно, позволит ли она поцеловать руку в знак награды? В балладах и ярмарочных представлений дама всегда давала награду рыцарю.
От возвышенных рассуждений, пикардийца отвлек вопрос хозяина. Приманить котенка? Да он сроду этим не занимался. Кошки это не собаки, животные своенравные. Польза от них хороша в амбарах, но никто не требовал с них послушания.

- А если просто позвать? -  Планше аж от усердия мыслительного процесса поскреб в затылке.
- Кис! Кис! Кис! – позвал он мелкий пушистый комок шерсти, мертвой хваткой вцепившийся в ствол дерева, будто решил проявить высшую степень маскировки.
«Приманить. Хм. Но чем же? Хороший вопрос. Яблоками? Нет. Молоком? Но как с молоком лезть на дерево?» Слуга в растерянности оглянулся, словно ответ на задачку находился готовенький у него за спиной. За спиной был фонтан. «Фонтан это вода, а вода это рыба, рыбы это еда. А рыбу кошки едят. Значит, нужна рыба!» - довольный таким сложным умозаключением, Планше аккуратно положил на край фонтана плащ и шпагу своего хозяина, а сам кинулся со всех ног во владения мадам Жюли.

Сбивчивый и торопливый рассказ временного помощника на кухне тронул сердце кухарки, и меньше чем через пять минут Планше оказался у дерева с восхитительным трофеем. Рыбья голова, издававшая умопомрачительный аромат начавшейся гнильцы, была привязана к длинной бечевке. Тут нужно иметь насморк, чтобы не почуять такую добычу. И, если кошка голодна, то не упустит такой лакомый кусочек.
Весьма довольный собой, Планше не долго думая полез на дерево, держа в руках приманку.
- Пожалуйте, господин д'Артаньян, - слуга подал конец бечевки гасконцу.
С высоты пикардийцу был виден небольшой конный отряд, приближающийся к месту спасения котенка. Отлично! Мысленно Планше был доволен. Чем больше будет свидетелей геройского поступка его господина, тем больше тот получит почестей и славы.

Отредактировано Планше (2016-02-08 14:40:12)

10

НПС - кошка (просто для хорошего настроенияприкола)
"Этот звук! опасно! Бежать, спасаться!" - Засоня (так прозвал её сбежавший братец) спрыгнула с существа без задних конечностей, нырнула в щелку и прыгнула к ближайшему дереву, забравшись достаточно высоко, чтобы чудовище не достало её. Страшного звука больше не было. А существо без задних лап, точнее оба, стояли внизу и смотрели на неё.
Напрасно Засоня их звала. Если она не могла спуститься, то они, видимо, и подняться не могли. Зато подоспели два человека со всеми положенными лапами, один из которых хотел было её достать. Засоня вцепилась в дерево и зашипела: она пойдет только к тем двум существам без ног, их запахи она уже запомнила.
Запах. Появился новый запах. Еда! Это точно съедобно. Мама это ела. Иногда так пахло её молоко. У второго человека была еда, и он отдал её первому. Чудный запах приблизился. Засоня осторожно повернулась к источнику запаха, грудкой приникла к дереву, задние лапки приготовила для прыжка.

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-02-10 10:53:08)

11

После того, как Планше ушел на раздобычу наживки, Шарль предпринял еще одну попытку подозвать котенка, но безуспешно. "Кис-кис" было для этой пушистой особы недостаточным поводом подойти к спасителю. Что ж, дождемся Планше и начнем выманивать... Слуга не заставил гасконца долго сидеть на дереве без дела - уже через десяток минут, а то и меньше, шустрый пикардиец вернулся с рыбьей головой, весьма предусмотрительно привязанной к веревке.
- Благодарю, Планше. Будем надеяться, что это достаточно аппетитная наживка... - взяв у слуги конец веревки, Шарль начал сомневаться, что рыбья голова сдвинет дело с мертвой точки.
Где слуга достал эту "кошачью радость", юноша даже знать не хотел. Единственное, чего хотел он - так это поскорее снять котеночка, ибо запах от рыбы исходил дичайший. Нет, Шарль не был чрезвычайно утонченной натурой, но в ту самую минуту, когда Планше отдал ему "удочку", на которую предстояло поймать пушистую особу, он очень пожалел о том, что у него нет сильнейшего насморка. Расположив приманку на нужной части ветки, гасконец стал ждать. И его ожидания практически сразу оправдались.
Запах похоже нисколько не смущал котенка, а даже наоборот. Как бы ни было страшно, хищник всегда остается хищником, даже в столь юном возрасте. Решив, что упускать такой большой и вкусный кусок никак нельзя, кошка одним прыжком захватила добычу и с жадностью вцепилась в нее, и скорее всего отступила бы вместе с ней. Как-никак, а бояться на полный желудок гораздо интересней, чем будучи голодным. Но она была не единственной охотницей. Очень осторожно, чтобы не спугнуть, юноша протянул руку и ловко снял пушистую беглянку с ветки.
" - Вот вы и попались мадемуазель-кошка..." - гасконец прижал котенка, который начал вырываться, поняв, что в этой истории он был мышкой, а не кошкой, к себе, и поспешил спрыгнуть с дерева, пока когтистый комочек не разодрал ему всю грудь вместе с рубашкой. Себя-то не особо жалко, это не удар шпаги, так что быстро заживет, а вот рубашку очень даже жаль...
- Вот, сударыня, примите в целости и сохранности. Надеюсь, она у Вас больше не сбежит, - с этими словами юноша передал зверушку хозяйке, осторожно отцепив ее от своей рубашки и прикрывая когтистые лапки, чтоб те не исцарапали рук хозяйки.

Отредактировано Шарль д'Артаньян (2016-02-16 14:20:09)

12

Карету он увидел еще издалека. А вот и сама маркиза. Только что она делает под этим деревом, да еще с таким вниманием вглядываясь в его крону?
Рошфор жестом остановил гвардейцев, соскочил с коня, и направился к племяннице кардинала, перешагивая через лошадиные яблоки и лужи, весьма смахивающие на конскую мочу, поскольку дождя в предместьях не шло уже более недели. Он подошел к двоим женщинам как раз в тот момент, когда некий юноша спрыгнувший с дерева, протягивал маркизе котенка. Котенок, своей ровной жемчужно-серой шерсткой явно отличавшийся от своих беспризорных собратьев, судя по всему оказался в руках этого юноши не случайно, и не случайно и дама и служанка - как он видел, подъезжая, стояли вглядываясь в дерево. По-видимому это четверолапое принадлежало Мари-Мадлен, и было только что снято с дерева. Брошенный мельком на дерево взгляд углядел в его ветвях и еще одного молодого человека, что заставило графа нахмуриться. Сколько требуется мужчин, чтобы снять котенка с ветки? И кстати как этот котенок там оказался, если дамы ехали в карете? Странная ситуация, не говоря уже о том, что его преосвященство явно не обрадуется столь близкому знакомству своей племянницы с какими-то оборванцами, лазающими по деревьям. Впрочем на бортике фонтана лежали чьи-то плащ и шпага, может кого-то из этих двоих?
Как бы то ни было, это следовало выяснить.
- Мое почтение, маркиза. Рад приветствовать вас. - почтительно произнес Рошфор, отвешивая поклон племяннице кардинала, и выпрямившись, поглядел на юношу повнимательнее. Зря он это сделал, не прикрыв предварительно нос. Запах от рыбьей головы на веревочке, которую тот все еще держал, мог вышибить слезы из глаз и у человека куда более стойкого. Резко очерченное лицо графа перекосилось от омерзения, и он невольно сделал жест, отстраняя Мари-Мадлен от источника сего незабываемого аромата
- Святый боже! Молодой человек - с ума вы спятили что ли, что позволяете себе подходить к знатной даме с такой мерзостью в руках?

13

Аппетитная это была наживка или нет, но аромат она издавала изрядный. Пусть это не вареная печенка, печенку бы и он сам съел. Что есть, то есть. Было бы чего съесть.
Серое пушистое создание, похоже, правильно оценило и запах, и шевеление в ветвях. Голод не тетка. Но вот кто на кого охотился это еще вопрос. Кошка за рыбкой, гасконец за кошкой, а Планше и дамы снизу за всем этим наблюдали. Причем у слуги были места в первых рядах. Затаив дыхание он смотрел за маневрами своего господина. Ра-а-а-з! и коша поймала добычу, а д'Артаньян поймал котенка. Но вот кошка не хотела быть мышкой и стала отчаянно сопротивляться, словно девица, которую собрались поцеловать без спроса.

Пока его хозяин передавал спасенное животное хозяйке, Планше оставался наверху. Во-первых, вид сверху лучше, а во-вторых, неписанное правило слуг гласит: «к кухне ближе, от хозяина подальше».
Затаив дыхание, Планше ждал, что дама пожалует поцеловать а д'Артаньяну руку, а его господин встанет на одно колено, словно рыцарь. Вот еще минута, еще чуть-чуть… Эх, надо же так не вовремя приехать каким-то господам. Важный господин, судя по всему самый главный среди приезжих, приветствовал поклоном их с д'Артаньяном даму, называя ее… - у слуги чуть не перехватило дух, уж не послышалось ли ему, что незнакомый господин называл даму маркизой! Маркизой! Он со своим хозяином сумел оказать услугу самой маркизе! Вернее, господин д'Артаньян спас котенка и вернул даме, тем самым оказав ей неоценимую услугу, ведь он рисковал жизнью ради дамы. В иной жизни, Планше обязательно бы стал философом. Беда была в том, что предавшись созерцанию и размышлениям (что в принципе недозволенно слугам), он упустил развитие событий и поздно понял, что заезжий господин не очень любезен с его господином. Другое неписанное правило хорошего слуги - драться за того, из чьих рук ешь. А на данный момент д'Артаньян и был тем, на чьей стороне Планше должен быть и душой и телом.

Спрыгнув с дерева, и на удивление весьма ловко, ничего при этом себе не сломав, пикардиец поспешил забрать с бортика фонтана плащ и шпагу своего господина. С этой ношей он почти торжественно подошел к гасконцу и встал рядом с ним, готовый в любой момент подать ему вещи и всем своим видом давая понять незнакомцу, что тот говорит с дворянином, который совершил только что подвиг и у которого есть и шпага и слуга. Правда одна маленькая деталь все же портила вид. Замечательнейшая приманка. Пикардиец постарался незаметно стащить эту улику, и быстро запихать себе в карман (не в тот, в котором были яблоки), словно ничего и не было. Никакой мерзости. Только котенок. Ну а кто назовет кошку, принадлежащую, как оказалось маркизе, мерзостью? Уж точно не дворянин.

Отредактировано Планше (2016-02-18 01:26:32)

14

Мари чуть не рассмеялась, как в детстве, из-под руки наблюдая за ловлей котенка. Когда слуга - молодой человек назвал его Планше - принес рыбью голову, маркиза чуть сморщилась, но кивнула: "Хорошая мысль. Вряд ли кошек балуют где-то больше, чем у дяди". Задумка и впрямь оказалась удачной, и вскоре молодой дворянин отдавал ей беглянку, измазанная и вонючая мордочка которой всё ещё упрямо поворачивалась в сторону отобраннной рыбы. "Да... над приключениями этой глупышки ещё поразмыслить можно... Убежать от ложной опасности, будучи в самом безопасном месте, бояться сделать то, что тебе свойственно, не доверять спасателю и попасться на сласти". "Сластью" полугнилую рыбью голову можно было назвать с натяжкой, но для кошки это был вполне лакомый кусочек.
Её размышления были прерваны приветствием графа.
- Добрый день, граф! Также рада Вас встретить. - "Про дядю спрошу позже. Похоже, молодые люди уже более чем впечатлены моим титулом". - А на сию мерзость ловили сию беглянку - как видите, у неизбалованной пока ещё кошечки вкусы более простые. Мы остановились, чтобы дать корм лошадям, а чей-то щенок залаял. Эта глупышка испугалась и выбежала, и даже залезла на дерево. А вот слезть уже не сообразила как. Возможно, вместе с Натали мы быстро бы её поймали, но тут уже моя вина: когда мы остановились, я попросила Натали намочить мне полотенце холодной водой, чтобы немножко взбодриться. Так что сей молодой дворянин нас очень выручил. - Последняя фраза маркизы была сопровождена внешне вежливым кивком - может быть, чуть более долгим, чем следовало ожидать - и искренне благодарным взглядом.
Заметив при этом краем глаза мучения со скрытием рыбьей головы от взора графа, молодая женщина повернулась к слуге дворянина:
- Господин... Планше ведь?... да выбросьте Вы её просто, она свою службу уже сослужила. Только... подальше от сей Божьей твари. Натали, возьми котенка и садись в карету. - Котенок уже смирился, что вкусный кусок отобран и довольствовался тщательным вылизыванием передних лапок, впрочем, время от времени поднимая носик и усики в поисках приятного запаха.

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-02-20 19:42:58)

15

Котенок был возвращен в руки хозяйке. Как раз в этот момент к ним подошел какой-то господин, явно знакомый с дамой, которой Шарль имел удовольствие оказать услугу. Маркиза... Вот так поворот. Д'Артаньян совсем иначе представлял себе дам, носящих данный титул, и был приятно удивлен тем, как мила была с ним эта дама. И при словах благодарности гасконец просиял, как начищенный золотой. Надо, надо, черт возьми, вести себя сдержанней, тут же укорил себя юноша в излишней эмоциональности. Да и следовало ответить этому заносчивому господину, право, если бы не присутствие дамы, то Шарль вызвал этого месье на дуэль за один только тон, каким было сказано ему замечание относительно его поведения. Хотел бы Шарль посмотреть, как этот господин выкрутился, если бы ему досталась честь снимать когтистую зверушку с дерева. Юноша очень жалел, что маркиза объяснила всю ситуацию сама, хотя, возможно именно эти пару минут, что ушли на пересказ всего произошедшего, дали гасконцу возможность взять себя в руки, и самым спокойным тоном, какой можно ожидать от разъяренного гасконца, юноша выдал гневную тираду. Конечно, он собирался сказать нечто более высокомерное, но гнев, буквально закипавший в нем, смешал все мысли.
- Не Вам учить меня, сударь, что и как мне делать, я Вам не дворовый мальчишка, стащивший яблоки из сада, что бы меня отчитывать в подобном тоне! - рука гасконца, легла на эфес шпаги, которую Планше поспешил вернуть своему господину, дабы тот выглядел как полагается дворянину, давая понять незнакомцу, что он на самом деле вполне может отстоять свою честь пролив кровь обидчика.

Отредактировано Шарль д'Артаньян (2016-02-24 16:36:06)

16

Рошфор выслушал маркизу с приличествующей почтительностью, и уже собирался было спросить о чем-то как вдруг возмущенная тирада юноши, о котором он собственно, уяснив в чем дело - почти успел забыть, заставила его обернуться.
- Вы ко мне обращаетесь, сударь? - почти мягко отозвался он, вскинув бровь, и неторопливо окидывая взглядом юношу с головы до ног. Горячность, вкупе с широкоскулым лицом, острыми глазами, и что более всего акцент, с головой выдававший гасконца - все это вместе заставило графа едва заметно дрогнуть уголком губ, обозначая не то улыбку не то насмешку. - Милостивый государь, я крайне редко трачу свое время на то, чтобы кого-либо учить, поскольку весьма его ценю.
Рошфор с сожалением поглядел на второго молодого человека, повидимому слугу этого не в меру ретивого гасконца, который как раз пытался засунуть несчастные рыбьи останки в карман. Страшно было даже подумать о том, как в результате этой процедуры начнет благоухать сам этот бедолага, не говоря уже о том "с глаз долой" в данном случае отнюдь не означало "из носа вон"
- Но поскольку вы явно лишь недавно прибыли из Гаскони, позвольте все же преподать вам второй совет. - продолжил он все тем же спокойным тоном, словно бы с ленцой выговаривая слова. - Помимо того, что к знатным дамам не принято приближаться, имея в руках подобный дурнопахнущий предмет, вам нелишне знать, что затевать ссору в присутствии дамы - тоже поступок не самого лучшего тона, поэтому будьте любезны оставить в покое вашу шпагу, сударь. Вы оказали маркизе услугу, я вам за нее благодарен, но не вижу причин затягивать это приятное знакомство, тем более в сопровождении вышеупомянутого аромата, который не стал слабее от того, что источник его скрыт с глаз. - и отвесив юноше небрежный полупоклон, он предложил племяннице кардинала руку.
- Позвольте проводить вас до кареты, маркиза?

17

Госпожа маркиза сказала бросить, так пикардиец и поступил. И как он мог не послушать даму, когда она так красива, так добра, назвала его господином Планше, словно он и сам был дворянином. Достав из кармана ставшую уже ненужной приманку, слуга гасконца отшвырнул ее от себя подальше, но край бечевки зацепился за манжет рубахи и маневр не удался. Все еще осложнялось тем, что Планше держал шпагу и плащ своего хозяина. К счастью господин д'Артаньян, как истинный дворянин не позволил себе долго оставаться без своей верной шпаги.

Пока между господами дворянами шла любезная или не очень беседа, Планше был занят очень важным делом. Перехватив плащ подмышку, он отцепил бечевку от рукава, оторвал рыбью голову и бросил в сторону. Бечевку же заботливо смотал и убрал в карман, полагая, что она еще пригодится. Покончив с сим важным делом, Планше опять обратился в слух, успев застать лишь момент, когда его господину другой господин позволил читать нотации, словно преподаватель воскресной школы. Надувшись, как индюк, от такого оскорбления, нанесенному его хозяину, а значит и ему самому, Планше сделал шаг вперед, но тут незнакомец предложил госпоже маркизе сесть в карету.

И, что вот так все и закончится? Прекрасная маркиза уедет и они с господином д'Артаньяном больше никогда ее не увидят? Оставив господ, пикардиец юркнул быстро в сторону кареты, где была служанка маркизы.
- Сударыня, - зашептал Планше, просунув голову внутрь кареты, - я очарован Вами, скажите, где и когда я смогу найти Вас? – Расчет слуги был прост, как постный обед. Найдут служанку, найдут и маркизу.
Девица, которая только что усадила пушистую серую беглянку в корзинку, была возмущена такой наглостью со стороны Планше. Натали, как ее называла маркиза, была не робкого десятка. Изящное движение руки и пикардиец, который приложил все свои познания в галантной беседе, просто напросто свалился с подножки кареты.
Ужас! Позор! Унижение всему его мужскому самолюбию. Да еще этот пастор, не скупившийся на проповеди. Так хорошо начавшийся день начинал портиться.

Отредактировано Планше (2016-02-24 23:18:10)

18

- Да, конечно, граф. Но позвольте, я задержусь...
Марии было чуть неловко, но даже ей нечем было возразить графу. Наоборот, она отдавала должное его прекрасной выдержке и лишь умоляюще посмотрела на юношу: "Месье, молю Вас, не перечьте графу! Понимаю Вашу незаслуженно ущемленную гордость, но потренируйте её на ком-то другом, равном, столкновение с кем не станет для Вас роковым! Позвольте мне этим, этой просьбой, этой вроде бы ещё одной услугой с Вашей стороны Вас же и отблагодарить."
- Позвольте, мне задержать Вас на минуту, граф, чтобы ещё раз выразить признательность сему молодому человеку...- ещё одно склонение головы в адрес молодого дворянина, и тут шум с другой стороны заставил её оглянуться, чтобы увидеть поднимающегося и отряхивающегося слугу. Она с трудом сдержала улыбку, что могла бы быть обидной, и опустила глаза "Я так и знала! Он попробовал заискивать перед Натали! Безуспешно. Кто б сомневался! Нет, Натали в монахини не собирается, просто с ней лучше искренне и без лести. Покажите этой девушке реальную заботу о ней, и кто знает... Да... Можно подумать, что этот праздник, почти языческий праздник смеха угоден Богу... Интересно, кто или что следующее заставит меня смеяться?..."
Она села в карету. Натали молча указала на корзинку, которая будто ожила и сама сыто урчала, иногда причмокивая: чуть просыпаясь, кошечка опять вылизывала лапки. Вдруг Мари-Мадлен почувствовала в рукаве какую-то маленькую холодную вещицу: "Монетка! Неплохо! Хоть чем-то отблагодарить, помимо слов." Она положила руку на окно и будто нечаянно, будто не заметив, выпустила монету "Хорошо бы она упала под карету, но да пусть будет как Богу угодно". Натали заметила, но и не то, что бровью не повела, а вообще не сочла достойным своего внимания: ей платили хорошо, маркиза - дама хозяйственная, чего ей, Натали, за чужие деньги переживать? Она ведь не казначей.

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-02-25 22:38:07)

19

Гасконец просто закипал от едва сдерживаемой ярости. Если сей господин действительно не желает драться, то он явно избрал в корне неверную тактику. ибо подобного тона, да еще и в купе с откровенной насмешкой Шарль не собирался прощать никому.
- Сударь, разве можно назвать этот обмен любезностями ссорой? Люди с которыми я имею разногласия, обычно предпочитают их разрешать под звон стали,- проговорил юноша сквозь зубы, дабы с языка не слетела пара-тройка выражений. которых в присутствие дамы не стоит употреблять даже в самом крайнем случае. О! Если бы не присутствие дам, он бы уже десять раз вызвал графа на дуэль. В том что он одержит победу самоуверенный юноша ни на секунду не сомневался, а поэтому даже не подумал убирать руку с эфеса.
Его пыл смог чуть охладить полный, как показалось юноше, тревоги взгляд маркизы. Неужели этой даме было какое-то дело до того чем кончится эта стычка? Но все решено. Сейчас даже знак свыше не смог бы остановить юношу от, возможно, глупого и опасного поступка.
- Сударь, тысяча чертей! Я  никому и никогда не позволю разговаривать со мной в подобном тоне. За те пару минут, что я имею удовольствие Вас лицезреть, Вы уже сказали достаточно много для того, чтобы у меня появилось желание отправить Вас на тот свет. Защищайтесь, сударь!
Сердце колотилось грозясь вылететь и груди. Юноша тщетно пытался успокоиться. Он прекрасно знал, что ярость может сыграть с ним злую шутку, если его вызов будет принят. Вдох. Прохладный воздух, сдобренный рыбным зловоньем немного привел его в чувство. Теперь юноша готов был к любому исходу дела.  В том, что его вызов будет принят сомневаться не приходилось. Этот господин не походил на тех, кто не решится на дуэль из благоразумия, или из-за того, что дуэли запрещены.

20

Усадив племянницу кардинала в карету, и собственноручно закрыв за ней дверцу, Рошфор уже собирался направиться к своему коню, потому что полагал разговор с юным гасконцем исчерпанным, когда голос пресловутого гасконца вновь заставил его обернуться. Нельзя сказать, чтобы слова незнакомца оказались для него неожиданностью, но вот тон, которым они были сказаны, заставил графа с нескрываемым любопытством осмотреть юношу с головы до ног, и зрелище, представившееся взгляду, эта юная горячность, запальчивость, глаза искрившиеся гневом, заставили его несмотря на вопиющую нелепость ситуации едва ли не улыбнуться, чему бы не поверил кто-либо из его знакомых. 

Нет, и правда! Это же надо, вызвать на поединок человека, приехавшего с таким эскортом, эскортом из гвардейцев в мундирах, у них на глазах, тогда как дуэли запрещены под страхом лишения дворянства. Ладно бы наедине, ведь несмотря на все эдикты и запреты, поединков происходило столько, что большинство считало указы лишь номинальной мерой. Но в присутствии гвардейцев, которые могли вполне прийти на помощь подопечным господина де Лафема и, попросту арестовать неосмотрительного забияку?! Немыслимо! Это было либо проявлением безрассудной храбрости, либо попросту обычной заносчивой неосмотрительности.

К слову Рошфор прекрасно расслышал перешептывание Форе и дю Бертуа, и увидел сдвинутые брови д'Ассе, уже приподнявшегося было на стременах, явно с намерением спешиться и вмешаться в разговор. Граф предостерегающе поднял руку, призывая конвойных оставаться на месте, и все с тем же нескрываемым любопытством, не лишенным оттенка высокомерной снисходительности продолжал разглядывать своего собеседника, не упуская ни единого пятна на штанах, ни единой потертости на ботфортах, отметив при этом и острый, прямой взгляд, и привычную хватку пальцев на эфесе, и подвижность широкоскулого лица, свидетельствующую не только о бесшабашной храбрости, но и о чисто гасконской хитрости, так присущей покойному королю Генриху IV в его лучшие годы. Более чем интересный объект для наблюдения попался нежданно-негаданно, чего только не встречается в жизни.

Однако, этого гасконца следовало взять на заметку. Возможно следовало бы и арестовать, чтобы охолонул, но не арестовывать же каждого мальчишку за не перекипевший жар в юной крови. Молодо-зелено, если сам не сложит голову в первой же парижской канаве, то как знать, может еще и пригодится.

- Послушайте, молодой человек, - мягко, почти вкрадчиво, ответил Рошфор вслух, едва пряча улыбку при виде насупленных бровей и сверкающих глаз собеседника. - Если вы держите путь в Париж, а я полагаю, что вы таки держите путь туда, поскольку Эвре чересчур далеко от Тарба или По, чтобы вы могли заехать в такую даль лишь из желания проветриться - то вам следует выслушать еще один урок этики, без которого в Париже первый же кого вы изволите вызвать таким манером, вместо поединка попросту оттузит вас не прибегая к помощи шпаги. А именно - делая вызов, благородный человек обычно имеет обыкновение представиться, и узнать имя противника.

Он неторопливо сложил руки на эфесе шпаги, и с легким прищуром нарочито оценивающим взглядом окинул юношу с головы до ног. Пожалуй у того бы хватило безрассудства все же начать поединок, однако Рошфору было любопытно - что пересилит в этом храбреце, да и если даже не принимать во внимание гвардейцев, он был совершенно спокоен, поскольку знал, что даже в случае нападения - сам сумеет выхватить шпагу с такой быстротой, которой нельзя было угадать по его нарочито безмятежной позе.

-  Надеюсь вы знаете, что скрестить шпагу дворянин имеет право лишь с равным. Я граф де Рошфор, и с какой стати мне принимать вызов от неизвестного мне молодого человека, который быть может, кто знает, разжился шпагой на набережной Железного Лома, или позаимствовал ее у собственного родителя, в юном порыве стать последователем Дон Кихота? Иными словами с кем имею честь, сударь?


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Хоть поверьте, хоть проверьте