Лилии и шпаги

Лилии и Шпаги

Объявление

1625 г.
весна
На небосклоне Франции кто-то видит зарю новой эпохи, а кто-то прозревает пожар новой войны. Безгранична власть первого министра, Людовик XIII забавляется судьбами людей, как куклами, а в Лувре зреют заговоры, и нет им числа. И никто еще не знает имен тех, чья доблесть спасет честь королевы, чьи шпаги повергнут в трепет Ла-Рошель. Чьи сердца навсегда свяжет прочная нить истиной дружбы, которую не дано порвать времени, политике и предательству, и чьи души навеки соединит любовь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Ограда - не преграда


Ограда - не преграда

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

11 мая 1625 года. Франция, Париж, особняк герцогини де Шеврез. Около полудня

2

На улице Сен-Тома-дю-Лувр, где располагался особняк герцогини де Шеврез,  царила непривычная тишина. Несколько слуг лениво судачили, расположившись у ворот. Кажется, они договаривались о том, как бы поудобнее оставить хозяйские владения и сбегать на соборную площадь хотя бы одним глазком полюбоваться на королевскую свадьбу.
Стояла теплая погода, и особняк буквально утопал в зелени. Тонкий аромат цветов смешивался с привычным парижским зловонием и, на удивление, побеждал его с разгромным счетом. Никто и не обратил внимания на то, как калитка со стороны сада с легким скрипом растворилась и впустила незваных гостей.
На первый взгляд, это были мужчина и юноша-подросток. Они быстро скрылись за деревьями на дорожке, ведущей к дому. Задержавшись в тени раскидистых каштанов, подозрительная парочка выжидала подходящий момент, который не заставил себя ждать.
С площади раздались громкие приветственные крики, которые были слышны, казалось, по всему Парижу. И слуги особняка де Люина не выдержали. Они нестройной толпой поспешили туда, где ликовала и бесновалась толпа, чествуя будущую королеву Англии и ее блистательную свиту.
Тогда юноша, почти мальчик, поднял лицо к своему спутнику и нарушил молчание, проговорив неожиданно высоким голосом:
— Похоже, мы должны от души поблагодарить ее высочество за столь удобную возможность проникнуть в чужие секреты. Пока цвет аристократии двух государств наслаждается разыгранным для них спектаклем, истинные патриоты — тут голос мальчишки выразил глубочайшую иронию — совершают деяния во благо первого министра. О, простите, Франции.
Не дожидаясь ответа, подросток двинулся к особняку и остановился у самой стены. Цокольный этаж наполовину уходил под землю и щюрился узкими полуподвальными окошками. Зато выше просторные окна по жаркой погоде были распахнуты и прикрыты только внутренними ставнями.Что-то наскоро прикинув, парнишка, видимо, счел, что дотянуться до них не составит труда.
Он выразительным жестом показал мужчине на выбранную им цель – одно из окон во втором этаже. Тот безропотно опустился на одно колено и подставил ему сложенные вместе ладони. Приглашающе кивнул. Хрупкий юноша, коснувшись плеча подельника, птичкой вспорхнул на импровизированный подъемник. Мужчина почти без усилий поднялся, позволив сообщнику дотянуться до ставен. Мальчишка предусмотрительно извлек из голенища высоких ботфорт кинжал, которым ловко подцепил ставни и осторожно приоткрыл их.
Спрятав холодное оружие, подросток ухватился за подоконник, поставил ногу в обнаруженную ранее выемку в стенной кладке и сильно оттолкнулся, забросив свое тело в оконный проем. Подтянувшись и немного поерзав, перевалился в дом и наскоро огляделся, убеждаясь, что в комнате, в которой он очутился, никого нет.
Действуя бесшумно и быстро, он снял с пояса веревку и привязал ее к кованой решетке камина. Подергал, проверяя прочность. А затем швырнул в окно и высунулся сам:
— Франсуа, я жду Вас. — Сказал странный воришка негромко и характерным жестом заправил за ухо выбившуюся из-под шляпы белокурую прядь.

Согласовано с Франсуа де Вардом

3

Высокий мужчина, завернутый, несмотря на теплую погоду, в черный плащ, скрывающий фигуру, и в надвинутой на самые глаза широкополой шляпе, лишь молча кивнул на сентенцию, высказанную его спутником. В его быстрой усмешке мелькнули ровные зубы и скрылись в сомкнутой прорези рта.
Свадьба Ее высочества принцессы Генриетты и Карла Стюарта, которого ныне представлял у алтаря Джордж Вильерс, послужит для многих не слишком чистых на руку парижан поводом влезть в чужие дома, а воришки на площади у Собора Парижской Богоматери облегчат сегодня многие кошельки у тех, кто собрался там, ради веселья. Одним праздник – отдых, другим – время для труда. И парочка, подошедшая к стене особняка герцоги де Шеврез, относилась явно ко второй группе людей, поскольку вовсе не интересовалась праздными развлечениями.

Когда спутник того, кого назвали Франсуа, с ловкостью обезьянки вскарабкался по стене до окна, всего лишь с необременительной подсадки, и скрылся в его приветливо распахнувшемся проеме, мужчина сделал несколько шагов назад и огляделся, чтобы убедиться, что ничьи любопытные глаза не наблюдают за этим вторжением в жилище знатной дамы посреди бела дня. Вскоре с окна была выброшена веревка, и маркиз Франсуа де Вард не замедлил воспользоваться ее предназначением. Он пару раз дернул за нее с силой, проверяя крепко ли закреплена, и спустя несколько мгновений был в комнате подле своего напарника. А точнее сказать - напарницы.
- Моя дорогая, с такими навыками лазать по стенам, вы могли бы сколотить недурное состояние, не сильно себя утруждая, - улыбнулся он «юнцу», прекрасно зная, что крючки его мужского одеяния едва сходятся с петлями для них в области груди. Он втащил болтающийся со стороны улицы конец веревки внутрь, и убедился, чтобы с обуви обоих не оставалось следов.

Проявив инициативу и получив ее одобрение у кардинала, любовники вовсе не имели целью лишить госпожу де Роган части ее благосостояния. Герцогиня приютила у себя в доме того, кто в эту минуту стоял у алтаря, представляя собой английского короля. И шпионов Ришелье интересовали его письма и бумаги. И если удастся, то и личные бумаги мадам Мари Эйме. Де Вард бывал в этом доме в качестве посланника от Его преосвященства в начале года, когда кардинал передавал Лоррейну через него свои поздравления с рождением наследницы. И Шеврез был столь любезен, что показал своему гостю особняк, который приобрел к этому событию во время беременности супруги. Прежде, чем сегодня отправиться сюда, Франсуа набросал по памяти план дома. Он мог только предположить, какие именно комнаты из гостевых отведены Бэкингему и его свите, но был уверен, что та, в которую они влезли с Шарлоттой, не принадлежала к их числу. Левое крыло здания им было без надобности, там, как хвастался герцог, должны были быть расположены покои его дочери, ее кормилец и нянек.

- Нам нужно пройти по двум вот этим коридорам, и осмотреть вот эти и эти помещения, - вытащив чертеж из рукава мягкого дублета, он водил по нему пальцами, облаченными в перчатку, указывая путь и цель. – Не сомневаюсь, что внизу у дверей стоит охрана, и они не покинули свой пост, поэтому уходить нам придется либо тем же путем, что и пришли, либо прыгать из другого окна, в случае, если нас заметят. Возможно кто-то еще из слуг есть в доме, поэтому наденьте это, Миледи, - из мешочка, привязанного к поясу мужчины, но содержащего не золото, а несколько иные полезные вещи, было извлечено две черные бархатные маски с шелковой подкладкой. Одну из них он вложил в руку пособницы, другую повязал себе на лицо. Сердце под ребрами застучало чуть чаще. Маркиз никогда не был безрассуден, но чувство опасности приятно заставляло бежать кровь в теле быстрее.

4

— Почему могла бы? — Небрежно пожала плечами Миледи, привычно облаченная в мужской костюм, превращавший ее в гибкого юношу. — Или Вы считаете, что мои интересы на службе его высокопреосвященству и Франции ограничиваются исключительно патриотическими чувствами? Полагаю, что в этом мы с Вами похожи: личные выгоды для нас превыше государственных. И в том я не вижу ничего дурного, ибо благо страны складывается из индивидуальных благ его граждан. Поверьте, нет особой разницы в том, что привело нас в этот дом – желание похитить драгоценности или покопаться в чужих тайнах. Второе, по-моему, даже более прибыльно.
Перегнувшись через руку де Варда, Шарлотта заглянула в бумагу, по которой тот медленно водил пальцем, обозначая их маршрут. Туго перетянутая грудь под бархатной тканью камзола коснулась твердого мужского плеча, и это неожиданно заставило сердце авантюристки взволнованно забиться.
Риск и азарт – пьянящее и такое притягательное сочетание, от которого у нее всегда начинала слегка кружиться голова, а все ощущения обострялись втрое. Наверное, во многом именно из-за этих мгновений, пропитанных опасностью, когда мир обретал необыкновенную четкость линий, она и соглашалась участвовать в чисто мужских играх.
— Благодарю. — Улыбнулась шпионка кардинала своему сообщнику, принимая маску. —Вы нечеловечески предусмотрительны, маркиз. Это пугает и заставляет думать, будто бы Вы и впрямь никогда не ошибаетесь.
Ловко завязав маску, леди Винтер безшумно двинулась к дверям и осторожно отворила створку. Та, не издав ни звука, подалась, открывая широкий и совершенно пустой коридор. Обернувшись, Миледи сделала знак подельнику, мол, все чисто, и выскользнула из комнаты.
Путешествие незваных гостей по особняку герцогини де Шеврез оказалось непродолжительным. Миновав несколько покоев в указанном де Вардом крыле здания, они вошли в третье по счету помещение. Сразу бросилась в глаза его обитаемость – чернильница и перья на столе, оплывшие свечи в канделябрах, небрежно брошенные на подоконнике дорогие перчатки и полуоткрытая крышка вещевого сундука.
Женское любопытство – неистребимая болезнь. Шарлотта, недолго думая, приблизилась к заманчиво растворенному ларю и аккуратно распахнула его. В воздухе запахло какими-то сладковато-пряными благовониями. Двумя пальчиками она потянула наружу какую-то вещь, привлекшую ее внимание. На свет божий явился роскошный камзол, густо усыпанный жемчугом, и Миледи поспешила отодвинуть его от себя подальше – так, чтобы он очутился прямо над сундуком. Сделала она это вовремя, поскольку тут же несколько жемчужин оторвались от своих мест и беззвучно канули в недрах другой одежды, хранившейся там.
— Хммм… Кажется, об этой вещице судачит половина Парижа, а другая обогатилась за ее счет? — Иронично изогнув бровь, спросила леди Винтер своего спутника. — И, значит, мы у цели.
Брезгливо выпустив знаменитый камзол герцога Бэкингема, она вернула крышку ларя в исходное положение и придирчиво оценила получившуюся картину. Кажется, со стороны не слишком заметно, что в сундуке копались. Найдя глазами секретер, молодая женщина подошла к нему и без особой надежды подергала за ручки ящиков. Естественно, они были заперты.

Отредактировано Шарлотта Баксон (2016-02-21 16:02:47)

5

Определенно, эти покои занимал мужчина. Шпионам кардинала, успевшим получить несколько аудиенций у Ришелье с момента их возвращения Францию*, было доподлинно известно, что Холланд, который по слухам принадлежал к числу воздыхателей герцогини де Шеврез, и был осчастливлен взаимным вниманием интриганки, должен был дожидаться принцессу Генриетту на английских кораблях в Кале, которые после свадьбы увезут дочь Парижа в Англию на встречу с законным супругом. В особняке Мари де Роган жил Джордж Вильерс и трое его приближенных людей, остальные сопровождающие Первого министра Стюарта занимали постоялые дворы в близлежащих кварталах. Франсуа распахнул двери, ведущие в смежные помещения, и убедился, что не ошибся в своих расчетах. Дальше шла спальня, а следующая комната тоже принадлежала определенно мужчинам. Количество сундуков в ней красноречиво говорило о том, что свитские и пажи Бекингема удовольствовались одними покоями на всех. Де Вард усмехнулся. Каждый, видать, хотел быть ему полезным, когда понадобится. Прислуживание – дело тонкое, нельзя допускать, чтобы кто-то неожиданно возвысился просто потому, что ранее тебя оказался под рукой в нужное время.

- Мы на месте, но не будем медлить, Шарлотта, - чуть нахмурившись, Креспен проследил за действиями любовницы, когда она опускала костюм с жемчугами обратно в сундук, и, покачав головой, опустился возле него на корточки. Он был слишком скрупулезен, чтобы оставить неосмотренной одежду. Пока Миледи возилась с ящиками секретера, открывая их один за другим при помощи собственной шпильки и кинжала из сапога, мужчина снял перчатки с рук и положил их к себе на плечо. Ему требовалось, чтобы пальцы были чутки, и им не мешала лишняя преграда. Вард методично начал обшаривать костюмы в ларе. В этот век, когда каждому было что скрывать, прятали все и везде. Драгоценности зашивали в рукава, бумаги под материю подкладки, чистый на первый взгляд лист бумаги мог открыть скрытые в нем письмена, стоило его подержать над горячей свечой, а невинный кружевной платочек зачастую становился причиной чьей-нибудь внезапной смерти с жуткими симптомами отравления ядом. Одежда Вильерса не скрывала в себе подарков для Франсуа и его напарницы. В строгой последовательности он сложил все тряпье обратно, как оно и лежало, и даже потрудился кинуть отвалившиеся жемчужины обратно на камзол. Пусть падают у того, кто его возьмет в руки следующим.

Резко поднявшись, кардиналист огляделся, стараясь представить, где такой хлыщ, как Бекингем, может хранить что-то, что для него действительно ценно. Романтик, претендующий на звание трубадура любви… Франсуа оставил свою любовницу потрошить содержимое секретера, зная, что она не поленится проверить ящики на наличие двойного дна, и, возможно, найдет там что-нибудь интересное. Но это будут не любовные послания, нет. Почему-то Варду казалось, что милорд очень четко разграничивает, где его дела, а где его прихоти. Франсуа решительно направился в спальню, и занялся осмотром кровати, поднимая аккуратно, матрасы и подушки.

- Есть, - прошептал он, когда нащупал в изголовье постели какие-то бумажки. Достав их, шпион едва не рассмеялся в голос. Рошфор, как в воду глядел. В руках отчима сводного брата короля была целая пачка записулек, на подобии той, какую им не так давно читала Шарлотта в кабаке у Сен-Антуанских ворот. И все они пахли розовой водой.** Держа «добычу» во вновь облаченной в перчатку руке, Франсуа подошел к Миледи.
- Не кажется ли вам, моя прелесть, что подобное кощунство следует изысканно наказать? – он положил записки, содержащие стихи Ронсара и прочих поэтов, перед дамой на секретер, а сам с любопытством заглянул в бумагу, которую разглядывала она. – Что у вас? – вопрос был риторическим, поскольку внизу документа стояла подпись Карла Стюарта.***


*согласовано с Armand-Jean de Richelieu
** согласовано с George Buckingham
*** согласовано с Шарлоттой Баксон

Отредактировано Франсуа де Вард (2016-02-28 18:02:53)

6

Вскрыть ящики секретера оказалось минутным делом. С ловкостью, выдававшей немалый опыт в подобного рода упражнениях, Шарлотта заставила нехитрый замок щелкнуть. Выдвинула первый, затем второй ящик. Внимательно исследовала их на предмет содержания потайных отделений и двойного дна. Ничего не найдя и переворошив попадавшиеся бумаги – в большинстве своем это были различные счета, долговые расписки и несколько деловых писем, не представлявших никакого интереса для шпионов его высокопреосвященства – она оглянулась, чтобы проверить: чем занят ее сообщник.
Обнаружив его на корточках у сундука с одеждой, брезгливо сморщила носик. Потребность осмотреть вещи опытная шпионка понимала, но сама не любила эту часть работы. Подобного рода обыски молодая женщина про себя именовала метким народным выражением «копаться в грязном белье» и старалась переложить на чужие плечи.
Убедившись, что напарник избавил ее от необходимости ближе знакомиться с гардеробом его светлости, леди Винтер спокойно вернулась к исследованию документов, сноровисто извлекаемых тонкими пальчиками из недр секретера. Тем более, что безотказная интуиция в этот момент подала сигнал «Внимание!» Чуткие подушечки пробежались по внутренней поверхности последнего вынутого ящика и остановились, ощутив неровность, которой здесь быть не должно.
Поковыряв шпилькой и пустив в ход гибкое лезвие изящного стилета, Миледи зло сощурилась – спрятанный секрет не желал поддаваться. Значит, там наверняка находится что-то ценное. Сдув упавшую на глаза челку, искательница чужих тайн надавила чуть сильней. Раздался громкий щелчок и резко дернувшаяся шпилька больно вонзилась в ладонь.
— С-с-скотина! — Эмоционально высказалась она сквозь зубы. Вынула руку и обиженно уставилась на аккуратную круглую ранку, быстро заполняющуюся кровью. Сморщившись, вороватым детским жестом слизнула кровь и, стараясь не тревожить пострадавшую конечность, углубилась в изучение содержимого тайника.
Когда над ее ухом прозвучал неожиданный вопрос де Варда, посланница кардинала как раз увлеченно читала занимательную записку от Карла I Стюарта к своему первому министру. Вздрогнув, авантюристка подняла голову и слегка нахмурилась. Прикусив нижнюю губу, чтобы сдержать рвущееся наружу грязное ругательство (дама не брезговала портовой бранью в ситуациях, которые заставляли ее испытывать страх), она рассерженно прошипела:
— О, Боже! Франсуа, Вы слишком бесшумно ходите. Просто не человек, а призрак. Черт бы Вас побрал! Будь на моем месте кто-то другой, он бы уже, наверное, испустил дух.
Раздраженно передернув плечами, женщина посмотрела на принесенные маркизом писульки, насквозь пропахшие розовой водой. Не узнать их было невозможно – слишком характерный запах. Да и изящный почерк со множеством завитушек не оставлял никаких сомнений. Испуг мгновенно прошел, уступив место извечному женскому любопытству и желанию мстить. Рошфор был прав, говоря о том, что блистательный Вильярс не утруждает себя особо галантным отношением к представительницам прекрасной половины человечества. Экое неуважение! Шарлотта невольно фыркнула, вчитавшись в первые строки верхнего листка – это, как и в случае с одной из записок, адресованных ей, были стихи Ронсара.
— Действительно, кощунство. Полагаю, оно заслуживает нескольких нелестных характеристик в адрес несравненного Бэкингема, дописанных почерком неизвестной особы. Думаю, вот тут… - ухоженный ноготок уперся в пустое пространство, оставшееся на листке в конце стихотворения. — Как раз после очередного поэтического шедевра светила французской поэзии. Вы позволите? — Добавила она, намереваясь вытащить бумагу из пальцев его сиятельства с тем, чтобы проследовать к столу, где стояла чернильница и находилось несколько остро отточенных перьев.
— А у меня… - Продолжила леди Винтер, по-прежнему упорно стараясь завладеть бумажкой, — прелюбопытное письмецо от короля Карла I к фавориту. Думаю, оно заинтересует монсеньора. Видите ли, Франсуа, в нем его величество просит нашего демонстрирующего варварскую роскошь приятеля умерить траты, так как оплачивать их английская казна не намерена. Ну и заодно предлагает не задерживаться во Франции, ибо в отсутствие сиятельного лорда другие не менее сиятельные лорды сочли его кресло свободным и вознамерились поделить «шкуру неубитого медведя».

Отредактировано Шарлотта Баксон (2016-03-05 17:56:25)

7

- Я всегда восхищался вашей пылкостью, моя дорогая, - прежде, чем отдать женщине связку надушенных розовой водой записок, Франсуа поймал ее за запястье руки, которой Шарлотта старалась не пользоваться, и с силой надавил на вены и сухожилия, не давая ладони возможности спрятать свой секрет. Из небольшой ранки лениво выползала капля крови. Светло-зеленые глаза в прорезях черной маски хищно сверкнули, и язык мужчины бесцеремонно коснулся поврежденной нежной кожи, собирая с нее багрянец.
- Так вы еще аппетитнее, Миледи, - не было ни одного признака того, что маркиз шутит, словно бы он и правда собирался съесть свою подельницу. Но, вместо того, он отдал ей любовные послания Бэкингема, а сам извлек из своего рукава чистый платок, и безучастно обвязал им пострадавшую ладонь дамы. – Будьте осторожнее, мадам. Вы нужны кардиналу. В подобных секретерах бывают спрятаны механизмы, выпускающие иглы с ядом, - холодно заметил он, и в обмен на эпистолярные изыскания Вильерса получил письмо Стюарта своему министру.

Стини пускал пыль в глаза французам и француженкам за свой личный счет, а не за счет казны Англии? Эта шутка могла порадовать Ришелье, поскольку была вовсе не в духе бывшего фаворита Якова I. Кроме того, молодой король Карл, только недавно взошедший на престол Англии, счел своим долгом предупредить Бекингема о недовольстве парламента деяниями Первого министра, в частности его расточительством. Монарх призывал своего приближенного и советника быть умеренным в тратах, и подчеркивал важность этого. Письмо короля было датировано началом апреля, то есть, недовольство лорды начали высказывать, как только красавчик Джордж покинул родные берега. Но в Париже только и говорили о его щедротах. Интересно, на кого он собирался произвести большее впечатление – на женщин или на политиков? Хотя, одно другому не мешало.

- У меня есть другая мысль, сударыня, - пока де Вард читал и обдумывал письмо Стюарта, леди Винтер собиралась осуществить свою маленькую женскую месть. – Напишите ему записку, вон бумага на столе, - мотнул он головой, указывая Шарлотте на чистые листы, - от себя, с назначением свидания. И датируйте ее числом, когда вы оба были в Лондоне. Мы вложим ее в общую связку. Если он отправляет свои писульки, не заглядывая в них, то одна из тех, кому они предназначены, получит ваше послание, - говоря, Креспен возвращал ящики секретера на место. Они опустели совсем чуть-чуть, и это «чуть-чуть» исчезло в мешочке, из которого де Вард недавно доставал маски. Но, если это и заметят, то скорее заподозрят хозяйку дома в краже, нежели непрошенных гостей. - Коли же сластолюбец прочитывает их перед тем, как отослать, он обнаружит, что упустил возможность свидания с вами. Поверьте, это может привести в отчаянье любого мужчину. Почти любого, - он уже закончил с ящиками, и убедился, что секретер выглядит точно так, как когда в комнату проникли шпионы кардинала. Франсуа нравилось поддразнивать Шарлотту, потому он подошел к ней, увлеченной построением планов возмездия, и обнял ее со спины. – Нам еще нужно постараться осмотреть комнаты герцогини, и унести отсюда ноги, - шепнул он ей на ушко, с любопытством глядя через плечо, какой из двух вариантов кары она выберет.

Отредактировано Франсуа де Вард (2016-03-10 18:47:36)

8

Не ожидавшая коварства со стороны сообщника, Шарлотта тихонько вскрикнула, когда его жесткие пальцы заставили поврежденную ладонь разжаться, являя маленький секрет, который она не намеревалась раскрывать перед язвительным маркизом. Женщина не питала никаких иллюзий на тему их с господином де Креспеном отношений – взаимовыгодное партнерство и приятное времяпрепровождение в свободные от несения службы его высокопреосвященству часы. Манера его сиятельства – грубая и бесцеремонная - порой доводила ее до бешенства. Вот и теперь подельник не упустил шанса поиздеваться.
Его горячий язык прошелся по нежной коже, слизывая выступившую кровь. Миледи задрожала – этот почти звериный жест и последовавшие за ним слова всколыхнули в ее теле жаркую волну истомы. Смертельная опасность и риск - сочетание этих эмоций доставляло шпионке кардинала непередаваемое наслаждение. Когда же в подобной ситуации рядом оказывался сильный и независимый мужчина, испытываемые чувства переходили в острое плотское желание.
— Благодаря Вашим стараниям, Франсуа, я начинаю доверять распространяемым по Парижу дурацким слухам о том, что на службе всемогущему Ришелье можно встретить демонов… И не только. — Авантюристка брезгливо передернула плечами, сбрасывая с себя накатившее оцепенение. Впрочем, голос оказался низким и чуть хриплым – таким выкрикивать имя любовника на смятых шелковых простынях, а не обвинять пособника в принадлежности к проклятому народу.
— И не нужно меня учить. — Рассерженно фыркнула она, словно кошка. — В Вашу заботу я не верю. Разве что если Вы объясните ее тем, что мой хладный труп доставит Вам немало хлопот при уничтожении следов нашего пребывания в очередном месте хранения чужих тайн.
Шарлотта ярилась и не столько на де Варда, сколько на саму себя – за проявленную слабость; за то, что он, как мужчина, имеет над ней определенную власть; за то, что она позволила ему почувствовать это и тем самым доставила удовольствие.
— Ваш ум куда изворотливей моего воображения. — Все еще неприветливо заявила леди Винтер, перебирая надушенные записки и криво усмехаясь. Наконец, она приняла решение и взяла в руки перо.
Подошедший и приобнявший ее сзади маркиз вызывал в душе Миледи глухое раздражение. Она по-прежнему была зла. А когда женщина злится, то ее не стоит дразнить. Немного не рассчитав усилия, аферистка потянула на себя чистый лист бумаги, лежавший на столе. Острый локоток «совершенно случайно» резко пошел назад, чтобы встретиться с твердыми ребрами любовника.
Склонившись над бумагами, лазутчица кардинала наскоро набросала коротенькую любовную записку. Не дрогнувшей рукой поставила прошедшее число и размашисто подписала послание. По ее губам зазмеилась жестокая улыбка. Леди Винтер придерживалась известного женского принципа: «Если не можешь отомстить одному мужчине, отыграйся на том из них, кто не сумеет тебе сразу дать отпор».
— Все. Теперь мы можем идти. — Уже нормальным тоном сказала Миледи, вложив листок в середину благоухающих розовым маслом писулек и протягивая их соучастнику. — Верните их на место и возвращайтесь. У нас остается не так много времени на то, чтобы познакомиться поближе с обстановкой в покоях ее светлости.

9

Франсуа посмеивался про себя. Право, чтобы увидеть эту дикую кошку шипящей, аки убежавшее молоко на огне, стоило ее подразнить немного.
- Разумеется, Миледи, я же не могу оставить ваше тело, пусть и остывающее, на поругание челяди.
Он едва успел напрячь мышцы поджарого живота, скорее плотью, чем разумом предугадав невинный жест подельницы, пришедшейся ему в верх оного и по ребрам.
- Вам бы тоже не мешало, сударыня, проявить обо мне чуть больше заботы, - усмехнулся Креспен, принимая из рук женщины стопку любовных записок Бэкингема, которая теперь пополнилась на еще одну. Вернув письмена на место, в спальню, де Вард подошел к дверям покоев герцога и еще раз осмотрелся. Все лежало на своих местах, то есть точно также, как тогда, когда шпионы Ришелье только проникли сюда.

- Я надеюсь, что народ на площади близь собора будет чествовать выходящих из него должным образом, и это задержит их, - негромко проговорил он, скорее сам себе, чем спутнице, уже заскользившей тенью вдоль стен коридора к следующим апартаментам. Оказавшись внутри дамских комнат, де Вард мученически выдохнул. Он терпеть не мог что-то искать в женских вещах. Потому что там, где живет дама, невозможно даже предположить, где она может прятать нечто ценное для себя. И не только от того, что у прекрасной половины человечества вечно множество всяких шкатулочек, ящичков, ларцов, а потому что все это имеет систему, известную только их обладательнице. Мужчина же в таком царстве чувствует себя почти беспомощно.

Но не успели они с леди Винтер приняться за работу, как чуткий слух маркиза уловил доносящееся из коридора девичье пение и чуть слышные за ним шаги. Похоже удача отвернулась от любовников. Франсуа резко дернул Шарлотту за руку, привлекая к себе в объятья и зажал ей рот рукой. Фалды тяжелой портьеры едва успели их скрыть от посторонних глаз, как в комнате появилась дородная деваха, несущая в руках вазу со свежими цветами. Сердце Миледи билось совсем близко от его собственного, и казалось их стук оглушителен. Соображать пришлось быстро. Убедившись, что его напарница все поняла правильно и не собирается поднимать шум, Вард смотрел сквозь небольшую щель в шторе, как певунья расправляет цветы, чтобы было красивее, поставив их на небольшой столик у окна. Когда она пойдет обратно, то неминуемо увидит подозрительную выпуклость на занавесках. Прижав палец к губам, призывая Шарлотту хранить молчание, он зажал в руке рукоять кинжала, и бесшумно подошел к служанке со спины. Удар под затылок, и горничная мадам де Шеврез обмякла, падая ему на руки. Она была просто оглушена, поскольку бил кардиналист не острием оружия, а набалдашником рукояти.

- Шарлотта, бегите туда, откуда мы пришли, отвяжите веревку и прыгайте, я пока приберусь здесь. Слуги могут уже возвращаться. Встретимся в условленном месте, - он на мгновение задумался, не стоит ли ей отдать письмо Стюарта, что они раздобыли, но отбросил эту мысль. У него больше шансов выбраться в одиночку, чем у нее, даже при учете меньшего запаса времени. Но для особой паники пока поводов не было, и де Вард улыбнулся ободряюще любовнице.
- Не забудьте снять маску, как окажетесь на улице, мадам, - как бы то ни было, еще стоило попробовать оставить свое пребывание в доме герцогини не обнаруженным. Но это уже было его заботой. – Бегите, но сначала скажите, где стоит тут искать бумаги, если я успею, - пока Миледи думала, Франсуа уже перемещал бесчувственное тело служанки так, чтобы создалось впечатление, что она поскользнулась на лежащей на полу звериной шкуре и ударилась затылком об угол столешницы.
Он был прав - с улицы уже слышались людские голоса. Венчание было окончено.

10

— Поругание челяди? — Шарлотта насмешливо фыркнула. — Скорее Вам не хотелось бы выдать свое участие в столь неприглядном деле. А наша служба его высокопреосвященству, увы, не является таким уж большим секретом. Признайтесь, Франсуа, в первую очередь Вы дорожите своей шкурой, затем – своим финансовым положением, третьим делом позаботитесь о собственном добром имени и лишь потом о чести сопутствующей Вам дамы. У Вас не получится меня обмануть – мы слишком давно и хорошо знакомы. – Язвительно добавила шпионка, следя глазами за тем, как подельник ловко возвращает на место бумаги, число которых увеличилось ровно на одну единицу.
Высказавшись таким образом и чуть пригасив  полыхающий в сердце гнев, Миледи отвернулась от сообщника. Позволив ему завершить контрольный осмотр, женщина неслышной походкой двинулась в сторону покоев мадам де Шеврез. План, показанный де Вардом в начале их приключения, она помнила прекрасно и не боялась заблудиться.
Войдя в апартаменты, которые занимала ее светлость, леди Винтер огляделась и негромко хмыкнула, оценив фронт работ. Царство женщины – царство хаоса. Рюши, кружева, подушки, шкатулки, украшения, безделушки… Сам черт ногу сломит, пока здесь что-нибудь сможет найти! Время же не стоит на месте. Минуты ускользают, словно песок сквозь пальцы.
Очередным доказательством тому, что им следовало бы поторопиться, стали тихие шаги и мелодичный голос за дверью, напевающий незамысловатую песенку. Леди Винтер не успела по-настоящему испугаться и придумать, как им выкрутиться из щекотливого положения, в котором они очутились, как господин де Креспен решил все за нее. Поспешно и потому не слишком вежливо зажав соучастнице рот ладонью, он метнулся за штору и притаился там.
Шарлотта замерла, боясь пошевелиться. Любое движение могло раньше срока выдать их пребывание в комнате, в которой никого не должно было быть. Почувствовав, как хватка де Варда ослабла, она позволила себе глубоко и абсолютно беззвучно вздохнуть. Сердце колотилось, как сумасшедшее, стремясь покинуть грудную клетку. Кровь отлила от лица и кончиков пальцев, кожа покрылась бледностью, а руки заледенели.
Но предусмотрительность и расчетливость маркиза опять сослужили им добрую службу. Дыша через раз, авантюристка смотрела, как любовник с ледяным спокойствием извлек кинжал, перехватил его поудобней и неслышно приблизился к служанке со спины. Один короткий удар, и девушка бесчувственной куклой осела на руки своему обидчику.
Как только это произошло, леди Винтер решительно отодвинула спасительную штору и вышла из укрытия. Чуть нервно улыбнулась, отдав должное сообразительности подельника. Инсценировка несчастного случая давалась тому на диво хорошо.
— Какая чудесная композиция! — С помощью насмешки возвращая себе хладнокровие, заметила исполнительница тайных поручений кардинала. — В Вас погиб художник, не иначе.
И без перехода сменила игривый тон на деловой:
— Обыскивайте постель. Вещи, которые выглядят наиболее часто используемыми. Подкладки, манжеты, отвороты шляпы. Женщины – существа предусмотрительные. Они любят все держать при себе. Из украшений – кулоны, медальоны, перстни, которые могут открываться и быть вместилищем памятных сувениров. Шкатулки – те, что на туалетном столике.
Продолжая давать ценные указания, Миледи равнодушно перешагнула через бесчувственное тело служанки и целеустремленно пошла к двери.
— Не прощаюсь. Увидимся в условленном месте. Благодарю за заботу. Ваша дотошность и чуткий слух сегодня спасли нам жизнь и, возможно, позволят остаться неузнанными и незамеченными. Полагаю, что оставлять тело этой особы в Вашем присутствии куда как более безопасно, чем мое в недостойной компании челяди чужого дома.
Фривольно помахав пособнику рукой и послав воздушный поцелуй, стоя на пороге, леди Винтер скрылась в недрах дома. С улицы раздавались возбужденные голоса людей – венчание окончилось, и слуги спешили по домам, чтобы изобразить бурную деятельность к возвращению хозяев. Тенью проскользнув через анфиладу комнат, женщина приблизилась к окну, через которое они проникли в дом несколько часов назад.
Осторожно выглянув в сад, она убедилась, что там никого нет. Отвязала веревку от каминной решетки, смотала и спрятала за пазуху. Сняла маску и засунула ее в рукав. Уж лучше пусть заметят подростка, воровавшего цветы в палисаднике, чем непонятную личность с лицом, скрытым черной тканью. Первый явно вызовет гораздо меньше подозрений.
Последний раз оглянувшись и убедившись, что никаких явных следов их пребывания здесь не осталось, Шарлотта высунулась в окно. Схватилась за подоконник, спустив ноги, а затем быстро разжала пальцы. Мягко, как кошка, приземлилась на полусогнутые ноги. Гибко распрямилась и, прячась за кустами, двинулась к дальней ограде, где был намечен путь стратегического отступления. Работая руками и ногами, интриганка вскарабкалась на забор, а оттуда спрыгнула вниз – на щербатую мостовую кривого переулка.

11

Шарлотта покинула комнату, и, оставалось надеяться, благополучно бежала из дома Мари Эйме де Шеврез, а Креспен быстро огляделся и усмехнулся. О своей любви к живописи он подробно расскажет Миледи сегодня же ночью. Сейчас требовалось торопиться. Распахнув окно чуть шире, чтобы слышать лучше приближающиеся голоса с соседней улицы, он устремился к гардеробной герцогини. Ну надо же, тут имелись мужские наряды. Впрочем, его подельница тоже отдавала им предпочтение, чему удивляться, что они имеются в арсенале подружки королевы Анны. Но нет, в их подкладки, также как в юбки и корсажи платьев, ничего не было зашито. Шкатулки осматривать времени не было, а постель оказалась столь же невинна, как девственница на выданье. Черт бы побрал этих женщин! Простукивать стены на предмет поиска тайников сейчас было немыслимо. Пожалуй, у дворцовой интриганки получится сохранить свои тайны нераскрытыми, но письмо Стюарта к Бекингему уже было какой-никакой добычей.

Де Вард уже взялся за подоконник, чтобы перемахнуть через него и спрыгнуть наружу, и едва не охнул от неожиданности. Одна из составляющих его планок приподнялась, открывая под собой небольшое углубление. Туда Франсуа сунул пальцы. На свет им были извлечены несколько писем, перехваченных обычной бечевкой. Маленькая деталь, но как много она говорила о характере этой женщины. Ни тебе розовых лент, ни запаха духов. Забирать все – значило обнаружить присутствие посторонних любопытных в доме, просматривать их, чтобы ознакомиться с содержанием – мгновения становились все более бесценными, ибо голоса слуг уже раздавались не с улицы, а из недр дома. Франсуа выдернул из связки первое попавшееся письмо, а остальные вернул в тайник и захлопнул его.

Сидя на окне и свесив ноги на улицу, он обернулся. Душа «художника» к картине лежащей на полу девицы требовала добавить еще одну деталь. Дотянувшись до вазы, он небрежно смахнул ее на пол. Сосуд упал и со звоном разбился, вода разбрызгалась вместе с осколками во все стороны, а цветы хаотично разлеглись у ног бесчувственной служанки. Вот так – поскользнулась и упала вместе с вазой. На звук битого стекла из коридора послышались вопросительные возгласы, и шпион Ришелье решил, что ему пора и честь знать. На улочке, куда выходило окно, было пустынно; слуги, в отсутствии господ, заходили через главный вход. Оттолкнувшись от подоконника ладонями, он пролетел мимо первого этажа и опустился на камни, не слишком удачно спружинив ногами при приземлении, отчего ощутимо отбил себе ступни.

- Дьявол, - выругался он негромко и, чуть прихрамывая, поспешил к переулку, где у него была назначена встреча с леди Винтер, на ходу срывая с лица маску.
Вскоре мужчина и миловидный юноша смешались с толпой, идущей от собора, где состоялось венчание Франции и Англии. В их руках было письмо английского короля и, как оказалось, послание от мужа к жене – ничего особенного, но при большом желании и некоторых умениях любая бумага может стать полезной.*

*согласовано с герцогиней де Шеврез

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Ограда - не преграда