Лилии и шпаги

Лилии и Шпаги

Объявление

1625 г.
весна
На небосклоне Франции кто-то видит зарю новой эпохи, а кто-то прозревает пожар новой войны. Безгранична власть первого министра, Людовик XIII забавляется судьбами людей, как куклами, а в Лувре зреют заговоры, и нет им числа. И никто еще не знает имен тех, чья доблесть спасет честь королевы, чьи шпаги повергнут в трепет Ла-Рошель. Чьи сердца навсегда свяжет прочная нить истиной дружбы, которую не дано порвать времени, политике и предательству, и чьи души навеки соединит любовь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Все преходящее подвержено случайностям


Все преходящее подвержено случайностям

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

18 мая 1625 года. Франция, Амьен.

2

Несмотря на то, что май был уже полновластным хозяином, возвещая о весне, утро 18 дня месяца было хмурым. Бледные и робкие лучи солнца пытались пробиться сквозь тяжёлые облака. Туман над озером близ Амьена был таким густым, что казалось невозможным что-либо разглядеть в нём на расстоянии вытянутой руки. Было свежо и сыро. Но, несмотря на все это, большая королевская охота, которой решил побаловать себя Людовик, не была отменена.Участники охоты медленно собирались в условленном месте. Но кавалькада была не такой многочисленной, как обычно. Хмурое утро, казалось, давило на участников охоты. Король ещё не прибыл, поэтому все терпеливо ждали Людовика.

Гастон внутренне уже терял терпение, но внешне был абсолютно спокоен. Он сидел верхом на великолепном гнедом жеребце, который был прекрасным представителем семейства этих благородных животных. Да и сам всадник обращал на себя внимание. Охотничий костюм прекрасно сидел на герцоге, ботфорты доходили до середины бедра принца. На охоту Гастон прибыл в окружении всего нескольких приближённых из своей свиты и сейчас любезно улыбался на шутки молодых людей, которые наперебой что-то рассказывали ему приглушёнными голосами. Гастон зябко поёжился под плащом. Возможно, он нашёл бы массу причин, чтобы избежать участия в очередной прихоти его брата-короля, но герцог помнил наставления матери, которая советовала ему быть всегда в центре внимания и в гуще событий.

- По-моему, Вы лукавите, Анри! – обаятельно улыбнулся Гастон в ответ на высказывание одного из молодых дворян, которые пытались развлекать его.
Сокольничии проносили мимо него прекрасных соколов в колпачках. Гастон нетерпеливо поёрзал в седле. Давно можно было поднять дичь и спустить этих пернатых охотников. Но нет. Они вынуждены ждать короля.
- Господа, как Вы считаете, будет ли сегодня у нас достойный трофей? – попытался отвлечься разговором от своих мыслей принц. – Он великолепен… - искренне любуясь соколом, который сидел на руке одного из сокольничьих, воскликнул герцог.

Внезапно внимание Гастона привлекла суета среди придворных.
- Неужели король, господа? – обратился принц к своей свите. Но в следующую минуту Гастон побледнел так, что слился со своим белоснежным воротничком. Один из дворян свиты заметил, что прибыл Ришелье*.
- Ришелье - нечастый гость на охоте… особенно в такую погоду. – Буркнул себе под нос Гастон. Осторожному и трусливому принцу начинало не нравится все, включая погоду и присутствие на охоте первого министра Франции.

* Согласовано с Арманом де Ришелье

Отредактировано Gaston Jean Baptiste (2016-05-10 04:49:46)

3

В карете повисла напряженная тишина. Колючий взгляд первого министра Франции скользил по лицу племянницы, как будто Ришелье пытался определить, о чем думает Мари-Мадлен. Недавний разговор с маркизой оставил неприятный осадок в душе кардинала. Больше всего Армана смущал не отказ молодой женщины исполнить его просьбу, а то, что Комбале, как казалось герцогу, сомневалась в правильности его действия.
Посвящать Мари-Мадлен в то, что произошло ночью в саду, Ришелье не собирался. К тому же, сплетни сделают свое дело и без него.

- Его величество изъявил желание поохотиться сегодня. Наш король – заядлый охотник.  Чего нельзя сказать о его брате. – Ришелье умолк, не желая вновь начинать разговор о Гастоне. Маркиза явно дала понять, что ни на какое сближение с герцогом Анжуйским, в угоду дядюшкиным желанием, не пойдет. А первый министр Франции дважды не обращался с одной и той же просьбой.
- Сегодня прохладно. Но, Мари-Мадлен, Вы должны присутствовать на этой охоте. Возможно, Вам и не по нраву все эти увеселения, но здесь Двор, а не монастырь кармелиток, Вы – придворная дама, а не монашка. Поэтому Вам придется соответствовать.

Карета остановилась. Участники охоты, уже собравшиеся в условленном месте, разделились на группы. Особое внимание привлекала оживленная группа, центром которой  был юный принц. Ришелье, встретившись взглядом с Гастоном*, поклонился герцогу. Принимать участие в охоте министр, конечно же, не собирался. Но не появиться здесь он не мог. Засвидетельствовать почтение одним, напомнить о своем существовании другим – тоже своеобразная охота. И ей нельзя пренебрегать.
Спустившись по откидной подножке, Ришелье подал руку маркизе, помогая ей выйти из кареты.

* Согласовано с герцогом Анжуйским

4

Северная Франция. И этим всё сказано. Здесь ещё было свежо, как недель шесть назад в Эвре. Но тогда почти не было листьев, лишь зеленый дым окутывал деревья. Теперь же деревья распустились и играли своими зелеными косами, однако воздух от этого казался ещё менее теплым.
Молодая женщина повела плечами от прохлады и плотнее завернулась в теплую шаль. Выходить из кареты не хотелось. Впрочем, холодно ей было не только от ветерка, что поднимался от широкой и ленивой Соммы, но и от внимательного взора дядюшки, который всеми силами не давал ей забыть о её нынешней должности и обязанностях.
Ночь. Незадолго до поездки Мари-Мадлен провела ночь в домашней часовне, но ответа на свои сомнения не дождалась и начала склоняться к той самой первой своей мысли, что сперва отогнала. Да, позволить сблизиться, если Их Высочество сами того захотят, не навязываться, войти в доверие, не становясь любовницей. Но дяде пока не буду говорить. Ведь я сама ещё не знаю, получится ли у меня, и что именно получится? Порешив вести себя до предела кротко, она лишь послушно склонила голову при словах Его Высокопреосвященства о соответствии её поведения Двору.
- Да, монсеньор, конечно. Я смотрю на это так же, как на обычную прогулку. Будут ли какие-то особые поручения, прежде чем я присоединюсь к свите королевы-матери? 
Ответа она не получила, поскольку карета остановилась.
Нет, ну кто первый должен был попасться ей на глаза при выходе из кареты, если не этот великовозрастный королевский отпрыск! Молодая придворная дама тут же склонилась в приветственном поклоне, словно боясь, что последние её слова будут прочитаны в глазах. А поднимаясь, спросила почти неслышно и незаметно, чему научилась у покойной тетушки Маргариты:
- Монсеньор, не должна ли я быть представлена Вами Его Высочеству?*
_____________________
*Правки и советы игроком приветствуются и благодарно принимаются.

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-05-14 00:36:10)

5

- Нет, Мари, - отрезал первый министр Франции, отвечая, как всегда одинаково четко и своим врагам, и друзьям, и родственникам. – Герцог и так знает, что Вы – моя племянница, Ла Комбале. Достаточно с него и этого. К тому же, я помню наш с Вами разговор, и, поверьте, уважаю Ваше решение.

Ришелье лукавил. Как бы он хотел, чтобы племянница стала для него помощницей не только в домашней обстановке, но и союзницей на поле политики. Ришелье видел в ней ум, решительность, знал, что она безгранично ему предана. Имея такой тыл, первый министр мог бы многое сделать.
Кардинал вновь остановил свой колючий взгляд на группе дворян, окружавших принца. Королева-мать любила этого мальчишку. А он, в свою очередь, бегал к ней со своими бедами и сомнениями. Это Арман знал точно. В свите Марии Медичи тоже были преданные ему люди.Чутье первого министра Франции подсказывало, что от юного герцога  он еще получит порцию проблем. Мальчишка не будет мириться с положением брата короля. К тому же сейчас, когда он, в виду отсутствия наследников у Людовика, являлся единственным претендентом на Французский трон.

Они с маркизой отошли уже на достаточное расстояние от кареты*.
- Надеюсь, кобыла спокойная? – Вопрос кардинала был произнесен как всегда спокойным голосом, не выдавая волнений и переживаний. Лошадь, которую подвели к племяннице, была белой масти, и, на первый взгляд, отличалась спокойным характером.
- Я буду неподалеку, Ла Комбале. Мой секретарь должен привезти сюда бумаги, которые я должен изучить. Это не терпит промедления. А Вы развлекайтесь, дитя мое. И, поверьте, наш недавний разговор ничуть не огорчил меня.
Кардинал решил не торопить события. Пусть его племянница успокоится, после этого разговора. Он не собирался давить на нее. Хотя сейчас маркиза могла бы оказать дяде неоценимую услугу. В том возрасте, в котором находился Гастон, принято увлекаться дамами, так почему этой дамой не стать Мари-Мадлен? Она красива, скромна, начитана и может стать ему другом, доверенным лицом. Ах, юность, юность. Арман вспомнил свои семнадцать лет и улыбнулся. Юность - пора нехитрых желаний, когда кажется, что весь мир может принадлежать тебе, и лишь со временем понимаешь, что для этого нужны годы упорной работы.

*Согласовано

6

"То есть, огорчил, и ещё как огорчил. Ладно, подумаем, что с этим делать". Маркиза погладила лошадь, пытаясь понять настроение той.
- Развлекаться, монсеньор? Как скажете. - Мари-Мадлен искренне улыбнулась и продолжила вполголоса. - В качестве развлечения... - женщина мечтательно посмотрела вверх, - я, пожалуй, предпочла бы поездку в Рюэль или даже домой - домой в Глене. И в сопровождении Вас, монсеньора де ла Валетта и отца Жозефа. Ну, и кого-нибудь из наших пушистиков - только не Арженты, конечно же. - Маленькая путешественница уже разведала весь Пале-Кардиналь и стала источником пусть скромного, но постоянного дохода для всех мальчишек во дворце и окрестностях, а пажи постарше порой отрабатывали на шустрой беглянке приемы военной тактики и стратегии, чем провоцировали приступы сатирического вдохновения мэтра Буаробера.
- Да, вроде она спокойна. - Мария уже сидела верхом. - Ну-ка, моя хорошая, - она ласково потрепала шею белой красавицы, - давай попробуем сделать круг и посмотрим, как мы друг друга понимаем. - Она отъехала чуть в сторону. Круг удался, но маркиза не могла отделаться от некоторой тревоги. Возможно, у лошади была одна, от силы две постоянные всадницы. И тогда животному могло не понравиться все что угодно: от отсутствия запаха определенных духов до наличия какого-то аромата, незаметного людям, но неприятного для лошади. "Может, что-то не так с седлом или подпругой? А может, она просто чувствует мое настроение и нежелание тут быть? Всё возможно, но сначала надо проверить, что не так".
Проверка ничего не дала. Вроде все было в порядке. Мари-Мадлен ещё раз пустила лошадь кругом, затем подъехала к другим придворным дамам, принимавшим участие в охоте. Но белая красавица решила показать норов и, не обращая ни малейшего внимания на всадницу, пощипывая травку, направилась - о, нет! - в сторону свиты Его Высочества Герцога Анжуйского, в абсолютной уверенности, что самая вкусная трава - под ногами герцогской лошади. Легкие щелчки кнутом не помогали, бить всерьез чужую лошадь маркиза побаивалась, от подтягивания повода толку тоже не было. Маркиза чувствовала, что алеет на глазах у всех. Она поджимала губы, поднимала голову -  делала вид, будто ей все равно, что завтра будут болтать о ней в свите герцога и при дворе. Ещё и ещё раз натягивала повод на себя и пыталась направить лошадь вправо или влево, но... Лошадь тянулась вниз, под брюхо лошади герцога, а при очередном вынужденном поднятии и повороте головы "поцеловала" последнюю.

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-06-18 01:24:39)

7

- Оставьте, господа! – Юный принц сделал жест, призывающий дворян своей свиты, которые  бросились было помогать даме управиться с лошадью, оставаться на месте.
Гастон видел эту женщину в обществе Ришелье. Он знал и ее имя. Маркиза де Комбале – любимая племянница первого министра его брата. Про герцога Ришелье и Мари-Мадлен де Виньеро много болтали при Дворе. Правда, шепотом, потому что боялись гнева Красного герцога. И чего только не приписывали этим двум родственникам, даже любовную связь. Но Гастон никогда так близко не сталкивался с маркизой. Юный принц сразу заметил, что она молода и довольно-таки привлекательна. Юношеское озорство тут же подсказало вопрос: что молодая женщина нашла в своем вечно болезненном дяде? Но родственников не выбирают. Не выбирал же он своего зануду-брата.

- Животные не обременены правилами этикета, как мы, люди. – Ласково улыбнулся молодой женщине юный принц, беря ее лошадь под уздцы рукой затянутой в перчатку. Поцелуи, конечно, хорошо, даже и лошадиные, но знакомство с племянницей Ришелье может быть куда более полезным. Видите, матушка, кое-чему Ваш сын научился у Вас: искать выгоду для себя в любом событии.
- Но сейчас предлагаю пренебречь этикетом и обойтись без официального представления, мадам, поскольку мы оба знаем, кто есть кто. А представление это всегда так скучно. – Капризно протянул Гастон. – Ваша лошадь выглядит смирной, но весьма любопытной, поэтому может доставить неприятности. – Герцог Анжуйской потрепал гриву лошади маркизы.
- Король задерживается, господа. – Обратился Гастон к дворянам своей свиты. – Оставайтесь ждать Его величество. А мы, мадам, если у Вас не будет возражений, можем пока прогуляться до озера.
Юный принц одарил племянницу Ришелье ласковой улыбкой. Но только Мария Медичи знала истинное значение этой улыбки младшего и любимого сына.

8

Обойтись без этикета - забавное, но, стоит признать, разумное предложение. Возражения? Принцу? Да ещё любимцу королевы-матери! Боже упаси! Задание для маркизы само идет к ней, с ласковой улыбкой, и теперь надо только быстро придумать, что говорить. И как назло, ничего не идет в голову, даже обычные заученные ещё ребенком с тетушкой Маргаритой дежурные фразы - все вдруг кажется глупым и неуместным. "А поблагодарить? А выразить сомнения в поведении лошади?" Разумная мысль. С этого и начнем.
- Благодарю Вас, Ваше Высочество! - Мари-Мадлен склонила голову и даже чуть спину, но очередной шаг коня напомнил ей, что она не на земле и не в кресле. - Кажется, я ей не нравлюсь. Впрочем, меня не оставляет ощущение, что ей просто неудобно. Может быть, что-то с подпругой? Мне проверяли, и вроде бы все в порядке, но... - Мария с сомнением, чуть морщась, покачала головой. - Любопытная? Скорее, Ваше Высочество, уверенная, что знает этот луг и расположение травинок на нем, как... как свои копыта - перефразировала она испанскую поговорку*. - Ну вот, видите! - Белая гурманка в очередной раз повела мордой и поспешила -  к счастью на этот раз туда, куда надо было - к озеру. Казалось, будто животное услышало и поняло пожелание первого министра маркизе развлекаться, и сочло оное приказанием себе потешать наездницу. - Надеюсь, она не захочет выкупаться в этом озере. - По крайней мере не сейчас, не в такую, подобную осенней, хмурую погоду.
К счастью, лошадь остановилась, испугавшись совсем уж густого тумана, и принялась щипать одуванчиковые листья и свежую зеленую поросль диких злаков. Молодая женщина глянула в туман и содрогнулась: от белесой пелены тянуло чуть ли не зимним холодом.
Будто в подтверждение этой мысли, подул северный ветер, принеся какие-то пушинки и… муравьишку, сразу же заблудившегося в складках платья.
Марии было несколько неловко, но момент для одной просьбы был очень удобным, и уж точно данная просьба была не кокетством, а настоятельной необходимостью. Но даже понимая эту самую необходимость, маркиза смущенно опустила глаза и, несколько робея, обратилась к принцу:
- Ваше Высочество, если вас не затруднит, не могли бы вы посмотреть, что с подпругой. Я все же не уверена, что конюх затянул ее как следует. 

*Кроме русского, так - знать как свои пять пальцев - говорят на испанском. Французы и немцы знают свой карман (немцы ещё уточняют, что карман жилетки), англичане знают свою ладонь.  http://polyidioms.narod.ru/index/0-56 - прим. игрока

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-07-18 21:56:47)

9

Личность первого министра Франции всегда была пугающей загадкой для любимца Марии Медичи. Ришелье представлялся юному принцу чуть ли не злым гением, призванным разоблачать все попытки младшего сына Генриха Четвертого посягнуть на монаршую особу его брата. Кардинал как будто видел Гастона насквозь. Во всяком случае, последний все чаще приходил к этому выводу. Стоило герцогу Анжуйскому только подумать о чем-то, что могло нанести вред королевской власти, как первый министр был уже осведомлен об этом и предпринимал попытки, чтобы предотвратить задуманное. Гастон боялся Ришелье, а потому ненавидел. Либо ненавидел и боялся одновременно. Юный принц знал, что при Дворе брата его любят, матушка тоже всегда выделяла из всех остальных своих детей. И стоило Гастону захотеть, а, быть может, проявить еще немного упорства, и старший брат легко мог потерять корону. Но вот по иронии Судьбы возле Людовика появился Ришелье. Этот Красный герцог, этот кошмар в жизни юного принца. Со своими кошками и интригами. При воспоминании о кошках Гастон с трудом сдержался, чтобы брезгливо не поморщиться. Разве можно доверять человеку, который окружал себя этими мохнатыми тварями и продал свою душу дьяволу? Герцог ни раз делился своими страхами и домыслами с матушкой. Мария Медичи по-матерински утешала сына, давала дельные советы, но убедить юного принца в неосмотрительности некоторых поступков так и не смогла. Гастон каждый раз соглашался на какую-нибудь авантюру, предвкушая выгодный для него исход, но когда дело близилось к провальному концу, просто оставлял поле боя и всех, кто был на нем. В конце концов, не пойман не вор, а остальные пусть выкручиваются как хотят. Но Гастон предчувствовал, что Ришелье бдительно следит за ним. Юному принцу казалось, что он не может ступить и шагу, чтобы о нем не узнал первый министр Франции.

Подавив вздох, герцог остановил взгляд на своей спутнице. Все же в жизни очень много необъяснимых моментов. Как у этого дьявола в красной мантии может быть такая очаровательная племянница. Разве может этот Ангел быть в родстве с демоном во плоти? Ответ был ясен. Может. Причем маркиза не только состояла в родстве с первым министром Людовика Справедливого, но и жила с ним бок о бок, насколько было известно принцу. А сам Ришелье души в племяннице не чаял. Так почему не попробовать отыскать слабое место кардинала. Быть может, его слабина и заключается как раз в этой молодой женщине.
- Конечно, мадам. – Снисходительно кивнул герцог маркизе на ее просьбу и спрыгнул с седла.
Видела бы сейчас его матушка. Но если Гастон хотел заслужить доверие маркизы де Комбале, значит, стоило на время забыть, что он принц для того, возможно, чтобы однажды стать королем.

- Подпруга затянута вполне сносно, мадам.
Но лошадь явно нервничала. От любопытства животного не осталось и следа. Зато на смену ему пришел испуг. Кобыла то и дело косилась глазом в сторону озера.
- Предлагаю поменять лошадь. Сейчас Вам подведут другу.
Но не успел Гастон вновь оказаться в седле, как белоснежная кобыла племянницы кардинала затанцевала на месте и, судя по всему, забыв, что у нее на спине наездница, галопом устремилась в туман, скрывающий зеркальную поверхность воды*.

*Согласовано

Отредактировано Gaston Jean Baptiste (2016-07-23 21:47:09)

10

Да, пожалуй, сменить лошадь было хорошей идеей. Но припозднившейся. Мари только собиралась выразить согласие, как животное вдруг дернулось и понеслось к озеру. Вот скажите на милость, чего кобыла могла испугаться у озера, к которому сама же и понеслась?
Об этом Мари, прильнувшая, чуть ли не прилепившаяся к спине белой капризницы, уже и не думала. Если она о чем и думала, так это о том, как удержаться на лошади и не оказаться затоптанной. Жизнь перед глазами? Да нет, не мелькала. Мелькала трава, одуванчики, другие весенние цветочки, мокрый приозерный песок, сухой тростник, свежий зеленый тростник, камушки в воде, мелкие рыбешки. Зато померещилась пара других картинок на тему ближайшего будущего, из которых смерть под копытами выглядела самой радужной и обнадеживающей.
Лошадь бежала уже по воде. От брызг платье намокло. Маркиза поежилась, но зато и очнулась от дурных мыслей. Холодная вода подействовала, как глоток крепкого кофе. Первым делом надо звать на помощь (а заодно дать знать, что ты жива и в разуме):
- Помогите! - Мари-Мадлен крикнула как можно громче, не будучи уверена, впрочем, что на самом деле это не был слабый стон. - Помогите!!! - Кажется, на этот раз ей даже ответило эхо.

11

Какое счастье было слышать вокруг себя французскую речь, снова видеть знакомые лица. Еще одна жертва династического брака принцесса Кристина наслаждалась этим путешествием в Кале, провожая свою сестру Генриетту в Англию. Придворные и Франции и Англии старались перещеголять друг – друга в галантности и изысканности нарядов. Королева-мать, посчитав такую поездку для себя слишком утомительной, осталась в Париже, предоставив своим детям наслаждаться молодостью и теми удовольствиями, что сулит путешествие.
А они были молоды, они любили жизнь и те права, что давало им их положение. Конечно, никто не забывал об обязанностях и рамках этикета, но все равно это было все менее строго, чем в станах дворца.
Герцогиня Савойская почти всю ночь проболтала с сестрой, сама вспоминая свой отъезд в Савойю шесть лет назад. Кровь Христова, как любил говорить их отец, ей тогда было тринадцать лет, а Генриетте повезло подольше остаться во Франции. Но, даже после почти бессонной ночи, дочь Марии Медичи не стала отказываться от охоты, которую король решил устроить в предместьях Амьена. Ее даже не остановило хмурое и довольно холодное утро. Когда еще удастся побаловать себя таким развлечением?

Гастон, который восседал верхом на великолепном гнедом жеребце, был, бесспорно, хорош. Герцогине Савойской оставалось лишь позавидовать тому, что мужчины могли взять с собой верховых лошадей, тогда как дамам такая роскошь была недоступна. Их во время пути прятали в каретах, словно жемчужины в раковинах. Но у некоторых дворян  была не одна лошадь, и дамам не пришлось скучать.
Король запаздывал, придворные томились в ожидание, и герцогиня развлекала себя беседой со своей статс-дамой.
- Вот, сударыня, наглядный пример, как важен выбор лошади на охоте, - герцогиня Савойская указала рукой, затянутой в лайковую перчатку расшитую серебром на всадницу на белой лошади. Животное явно искало развлечений само по себе, не обращая внимания на всадницу.
- Кто это? – спросила Кристина. Она не смогла разглядеть со своего места лица дамы. Впрочем, Гастон оказался галантен, помогая даме поправить подпругу и развлечь ту беседой. Конечно, не было слышно слов, но можно было видеть жесты всадников и движение лошадей.
- Мари-Мадлен де Виньеро де Пон-де-Курлей, маркиза де Комбале, племянница кардинала Ришелье, - услужливо подсказала стат-дама своей госпоже.
Кристина Мария де Бурбон лишь кивнула на слова придворной дамы. Ришелье. Вездесущий первый министр Франции, решивший заставить считаться всех со своей политикой.

Тронув хлыстом свою лошадь, герцогиня направилась в сторону своего младшего брата, желая стать свидетельницей его разговора с маркизой. Но, увы, даже желания принцесс не всегда выполнимы. Как только герцогиня Савойская приблизилась, лошадь племянницы кардинала вдруг проявила беспокойство и понеслась в сторону озера.
- Гастон, у тебя есть возможность оказать услугу кардиналу, - быстро шепнула она герцогу Орлеанскому, многозначительно улыбаясь. Сегодня Гастон остановит строптивую лошадку маркизы, а завтра… разве можно загадывать, что будет завтра, но в одном герцогиня была уверена, что кардинал этот поступок запомнит. Не факт, что оценит, но запомнит.

12

- Услугу? – Глаза принца, опушенные длинными ресницами, расширились от удивления. Взгляд полный сомнений и противоречий остановился на Кристине.
Сестра она, конечно, сестра. Пусть даже и герцогиня Савойская. Но матушки рядом очень не хватало. Ах, матушка. Вдовствующая королева всегда помогала своему любимому сыну дельным советом. Правда, Гастон, бывало, и имел свое собственное мнение относительно какого-либо вопроса, но, чаще всего, прислушивался к матери.
Сейчас же ситуация была совсем не поддающейся никакому объяснению, и как правильно вести себя юный принц не знал. Мчаться следом за племянницей Ришелье, как бы очаровательна маркиза не была, у Гастона не было никакого желания.
Герцог уже даже пожалел, что отдалился так далеко от дворян своей свиты.Сейчас бы уже мадам Комбале спасали, и его участия не требовалось бы.
Внезапно смысл слов, сказанных старшей сестрой, раскрылся для младшего сына Марии Медичи во всей своей полноте и засиял привлекательными красками. Оказать услугу Ришелье. Именно так сказала герцогиня Савойская. Ришелье, конечно, пособник дьявола, в чем Гастон никогда не сомневался, но все же умеет ценить оказанные ему услуги. А если учесть, что в маркизе де Комбале, как был наслышан принц, первый министр Франции души не чаял, то компенсация за оказанную услугу должна быть многообещающей.
- Вы правы, Кристина, - Гастон сжал пальчики старшей сестры, затянутые в лайковую перчатку. – Маркиза, должно быть, в отчаянии.
Сегодня герцогу Анжуйскому, как и племяннице Ришелье весьма повезло. Одному, потому что не пришлось сильно геройствовать. Второй – что отделалась легким испугом. Белоснежная кобыла, войдя в воду по самое брюхо, остановилась. Казалось, лошадь и сама была в растерянности, как это она решилась на такой поступок.

- Мадам, умоляю Вас, держитесь крепче в седле. – Взволнованный голос Гастона звучал вполне искренне. Вода была холодной, и от одной мысли окунуться в озеро по телу принца пробегала дрожь.
Белой кобыле, видимо,  самой надоело стоять в воде, поэтому она охотно откликнулась на настойчивое  требование герцога следовать за ним. Оказавшись на берегу, младший сын Марии Медичи позволил себе взглянуть на маркизу. Гастону показалось, что мадам Комбале перепугана и замерзла. Какая разница, что эта молодая женщина была племянницей его заклятого врага. В конце концов, родственников не выбирают.
- Мадам, все позади. – Юный принц сжал холодные пальчики маркизы в своей ладони, поддаваясь первому порыву согреть их. – Господа, я в порядке, - отозвался Гастон на взволнованные голоса дворян своей свиты, которые, не заметив своего покровителя там, где он должен быть, бросились на поиски. – Нужно помочь маркизе.
- Мадам, - Гастон, наконец, спрыгнул с седла, - позвольте помочь Вам. Анри, уведите эту своенравную кобылу. Мадам, чем я могу помочь Вам? – Искренне поинтересовался принц, предлагая племяннице Ришелье руку.

13

"Нет, она точно сумасшедшая! Кто накормил бедное животное пижмой, признавайтесь? И лучше добровольно и мне - выгорожу перед дядей. Интересно, а падучая у лошади бывает?" - самые бестолковые мысли толпились в голове, будто пытались согреться друг о дружку. С виду же маркиза просто поглаживала и похлопывала лошадь, приговаривая: 
-- Ну, моя хорошая, накупалась? Ну и хорошо, ну и умница, а теперь пойдем на берег греться. Ну же! - Мари попробовала говорить с лошадью, как с больной, только что очнувшейся от бреда. Слава Богу, тут и принц подоспел. Лошадь, никак не реагировавшая на всадницу, повернула к тому голову, обернулась и пошла к берегу.
- Да, я держусь, - маркиза кивнула, стараясь не стучать зубами. Юбки стали тяжелыми и холодными. - Благодарю Ваше Высочество за заботу, я в порядке. - Горячая рука - да, вот что ей было сейчас нужно! За это прикосновение молодая женщина была благодарна чуть ли не больше, чем за вызволение из озера. Вот сейчас вот, в эту самую минуту, совсем на мгновение  - не более! - она поняла изменщиц, если в своей семье они не находят такого тепла. Она даже не очень охотно отстранилась, когда юноша спешился. Ну вот, она на земле. Своими ногами, без всяких носилок, что ей померещились в минутном кошмаре. Она даже в состоянии оказалась поприветствовать герцогиню Кристину Савойскую и вновь обернулась к принцу.
- Ещё раз благодарю Ваше Высочество. Должна сказать, я уже готовилась принять этот день как последний в жизни... - О худших фантазиях Мари-Мадлен не стала рассказывать, - я готовилась принять этот день как последний в жизни, но Господь послал Вас. Всё, что мне сейчас нужно, это успокоиться и наверное, немного вина. Единственное, о чем смею просить Ваше Высочество - это проводить меня до кареты. - Она вновь приняла руку принца, почувствовав здоровый жар его руки. "А вот как бы мне на днях не свалиться с жаром, но несколько другим". Она принялась вспоминать, чем их, девчонок, лечили в пансионе.

Отредактировано Маркиза де Комбале (2016-09-04 21:16:15)

14

Кристина, наблюдая за происходящим, лишь поблагодарила Деву Марию, что норовистая лошадь досталась не ей. Купание в озере, пусть даже по вине животного, в такую погоду не предвещало ничего хорошего для здоровья.
- Дамы, последуем примеру брата короля и поможем маркизе де Комбале, - сказала Кристина Французская своей маленькой свите, направляя свою лошадь в сторону озера.
Альфой и Омегой при любом дворе был этикет. И как бы галантно ни выглядел поступок Гастона Орлеанского, Кристина опасалась слухов, которые могут пойти при дворе. А что если племянница кардинала нарочно рискнула своей жизнью, дабы привлечь внимание второго дворянина Франции? О, при дворе было достаточно ловких дам, решивших построить свое благополучие на внимании к ним короля. По счастью Людовик был верен своей супруге, а еще больше своим увлечением охотой и предпочтению проводить время в обществе своих приближенных дворян, в том числе Сен-Мара.

- Мадам, мы рады видеть, что все обошлось благополучно, - сдержанно, но благосклонно, обратилась Кристина Французская к маркизе де Комбале, когда подъехала к берегу озера в сопровождении своих дам. – Но вам лучше вернуться в город и пригласить лекаря, - дочь Марии Медичи критично осмотрела своих дам, решая без кого она сегодня точно обойдется на охоте и кто сможет проводить маркизу. Выбор пал на придворную даму, назначенную ей в штат в Савойе.
- Мадам де Миррен, вы проводите маркизу до кареты и поедете с ней, - Мария Кристина милостиво улыбнулась своей придворной даме. Выбор на Миррен пал не случайно. Она знала, что та шпионит за ней по приказу первого министра герцога Савойского. Оказывая честь племяннице Ришелье, принцесса, таким образом, избавлялась на несколько часов от шпионки в своем окружении. Мелочь, но приятно.

В стороне послышалось оживление, лай собак, звук охотничьего рожка, сигналящего сбор. Несложно было догадаться, что прибыл Людовик, и охота вот-вот начнется.
- Ваше высочество, мы должны поприветствовать Его величество, - Мария Кристина развернула свою лошадь и пригласила жестом Гастона следовать за ней. Сегодня вопреки всему у нее будет хороший день. Ей с братом вовсе не нужно выбиваться из сил преследуя дичь. Главное быть на виду у короля, пусть даже он приходился им родным братом. Урождённая принцесса Французская и Наваррская, находясь во Франции, старалась использовать каждый день из торжеств и развлечений, устраиваемых в честь бракосочетания ее сестры и короля Англии. Это время так скоротечно. Когда она вернется к мужу, то настанут будни со своими обязанностями и заботами, а тут она гостья. Гостья в своей родной стране.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Все преходящее подвержено случайностям