Лилии и шпаги

Лилии и Шпаги

Объявление

1625 г.
весна
На небосклоне Франции кто-то видит зарю новой эпохи, а кто-то прозревает пожар новой войны. Безгранична власть первого министра, Людовик XIII забавляется судьбами людей, как куклами, а в Лувре зреют заговоры, и нет им числа. И никто еще не знает имен тех, чья доблесть спасет честь королевы, чьи шпаги повергнут в трепет Ла-Рошель. Чьи сердца навсегда свяжет прочная нить истиной дружбы, которую не дано порвать времени, политике и предательству, и чьи души навеки соединит любовь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Рука случайности, как в танце, судьбу закружит


Рука случайности, как в танце, судьбу закружит

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

10 мая 1625 года, ближе к полудню. Франция, Париж, особняк леди Винтер

2

По лестнице на второй этаж поднималась служанка леди Винтер. Обычно жизнерадостная, сейчас девушка выглядела крайне озадаченной. Утром госпож отправила ее с письмом к маркизу де Варду, ничего необычного. Письмо отдано, ответ получен. Девушка могла поклясться, что положила письмо в карман платья, но сейчас его там не оказалось. По мере подъема по лестнице, девушка осмотрела все кармашки. И ничего.
- А день ведь так хорошо начинался,- тихонько сказала себе под нос Кэтти, лихорадочно соображая, что же ей теперь делать. Девушка закусила губку едва ли не до крови, срочно нужно было придумать, что делать, иначе она лишится места служанки, и это в лучшем случае. Осмотрев свою комнатку, она прикинула, сколько у нее есть времени на размышления. В доме было тихо, и кажется, никто не видел, как она вошла. Значит, есть пара минут, чтобы подумать и успокоиться.
- Письмо я отдала слуге маркиза, Любену кажется, и он же принес ответ... - Кэт старалась вспомнить все до мельчайших подробностей, пока есть немного времени, - потом я шла той же дорогой, ну где же письмо могло выпасть?! Ох, и устроит мне сейчас, госпожа! - дальше тянуть не было смысла, письмо, раз после третьего осмотра всех имевшихся на платье кармашков, то он не появится вот так вдруг, как по волшебству. В конце концов, остаться без такого прекрасного места было бы, конечно ужасно, тем более что девушка плохо представляла себе, что делать, если ее действительно вышвырнут на улицу.
Собравшись с силами и немного успокоившись Кэтти пошла в библиотеку, где предполагала найти хозяйку. Все-таки стоит доложить о том, что письмо достигло адресата, а там будь что будет. Она постучала в дверь. Привычный реверанс и отчет. Только бы голос не дрожал, иначе вопросов не избежать, уж кто-кто, а миледи словно видела людей насквозь.
- Мадам, письмо я передала, как Вы и велели, - дальше будь, что будет. Если миледи спросит об ответе, то придется врать напропалую, а вранье, как известно требует спокойствия, ну и конечно же нужно свято верить в то, что собираешься выдать за правду, иначе будет только хуже.

3

Д’Эпернон легко спрыгнул с подножки кареты. Ловким движением смахнул пылинку с плеча. Тень, падающая на лицо от шляпы, скрывала ухмылку. Ла Валетт знал об этой своей способности одной улыбкой вгонять невинные души в смятение. И пользовался ею в случае необходимости.

- Какого черта ты остановился так далеко? - Светский костюм кардинала давал последнему все права поминать рогатого. – Я же просил неподалеку. – Ла Валетт пытался говорить серьезно, всем видом показывая, что отчитывает нерадивого слугу, но веселый нрав брал свое.
Младший сын герцога д’Эпернона был в прекрасном расположении духа. Некая графиня ответила на его пылкое признание с еще большей пылкостью. Кузина из далекой провинции писала сонеты. А хорошенькая горничная одной знатной дамы,  с которой Луи сталкивался каждый раз, как посещал эту самую даму, мило улыбалась ему.
Однако дела амурные, так же как и личные интересы д’Эпернон оставлял на потом, когда дело касалось службы Ришелье.  Сегодня у него было поручение первого министра Франции к графине Винтер. Ох уж, эта женщина! Она вызывала в Ла Валетте противоречивые чувства. Это был демон с ангельской внешностью. Когда Анна Винтер начала служить Ришелье, Луи делал попытки возбудить в этой женщине симпатию к своей персоне. Но со временем понял, что с ней нужно быть осторожным. Как графиня попала на службу к первому министру Франции, только Красному герцогу и было известно. Но Луи чувствовал, что у белокурой обольстительницы много тайн, которые лучше и не пытаться узнать, иначе рискуешь поплатиться за это. Ла Валетт со временем выбрал в отношении леди Винтер нейтральную позицию. Они оба служили Ришелье, так пусть единственное, что связывает их, и будет преданность первому министру Франции. Хотя, и д’Эпернон это подозревал, если графине будет выгодно сменить покровителя, она, даже глазом не моргнув, сделает это.

- Что это? – Ла Валетт наступил на клочок бумаги. – Подними. Д’Эпернон указал слуге взглядом на интересующий его предмет. Не смущаясь присутствия Жана, Луи, рукой, затянутой в перчатку, развернул сверток. – Так-так-так…- Кардинал пробегал глазами бумагу, исписанную ровным почерком. И чем больше Ла Валетт читал, тем лукавее становилась улыбка на его лице. – Я был не прав. – Наконец, обратился кардинал к слуге, - ты все верно сделал, что отъехал подальше. Прогулки весьма полезны для здоровья…и не только, - ухмыльнулся Луи, без стеснения убирая найденную записку в перчатку. Грех? Конечно! Но отпрыск рода д’Эпернонов уже сам себе этот грех и отпустил. Все же удобно быть кардиналом.

- Мне нужно видеть графиню. – Сообщил Ла Валетт слуге, встретившему его в особняке леди Винтер. – И поживее. Я не люблю ждать. – Хитро улыбнулся Луи, снимая шляпу.

4

Крышка инкрустированной шкатулки, содержимое которой миледи Винтер с интересом изучала, наедине с собой не скрывая ни любопытства, ни желания знать даже то, чего знать не следует, громко захлопнулась, когда в библиотеке появилась служанка. Шарлотта фыркнула, как кошка, мысленно упрекнув себя в том, что увлеклась и на время потеряла бдительность, что даже не слышала, как постучала девчонка. Шпионка кардинала ненавидела ошибаться. Любая ошибка могла стать роковой для нее. Авантюристка давно ходила по лезвию кинжала, лавируя, изворачиваясь. И оступаться не собиралась. Быстро вернув себе хладнокровие и уверенность, графиня отставила шкатулку, однако тонкие пальцы коснулись крышки, прошлись по замку, проверяя закрыт ли он.

- Я не слышала как ты стучала. – Авантюристка повернулась к служанке, окинув последнюю внимательным взглядом. Даже пусть не думает лгать. Движения леди Винтер были плавными, кошачьими. Пара дней выдались абсолютно свободных, что случалось за последний год весьма редко. Поэтому графиня выкроила несколько свободных минут, которые она была не прочь посвятить маркизу де Варду. Мужчин иногда следует баловать. С утра Шарлотта написала шпиону кардинала записку с кучей недосказанных слов, путанных фраз и дополнительным смыслом, который поймет тот, кто умеет читать между строк. С запиской к маркизу графиня отправила Кэтти.  И вот девчонка перед ней. Что-то мямлит. Шарлотта начала раздражаться, но раздражение – показатель слабости и неумения контролировать свои эмоции. Но авантюристка не признавала слабость. Слабые быстро погибают. Выживает лишь сильнейший.

- Ну что ж, милочка, уже похвально. – От иронии графини, казалось, улыбнулись даже львиные головы, украшавшие камин. – Ответ был?
Но служанка не успела открыть рта, как появившийся в дверях слуга доложил о приходе дворянина, который не пожелал назвать своего имени. Служба Ришелье научила шпионку не удивляться визитам людей, имена которых назывались редко, чаще же не назывались совсем. Одарив служанку взглядом, не сулящим ничего хорошего, Шарлотта кивнула слуге – пусть визитер войдет.

- А ты останься. Разговор не окончен.
Сначала она посмотрит, кто пожаловал, а там уже решит, что для нее важнее.

Отредактировано Шарлотта Баксон (2016-10-13 20:26:10)

5

Кэтти сейчас едва ли могла вспомнить, стучала она в дверь или нет. Поэтому даже не попыталась оправдаться перед госпожой. Все ее мысли были направлены на то, какой вариант вранья будет наиболее правдоподобным. То что миледи была в не самом хорошем настроение только ухудшало дело. На секунду Кэт показалось, что госпожа уже знает о потере, и сейчас будет просто наслаждаться тем, как служанка будет лгать, стараясь выкрутиться из безвыходной ситуации. Но нет, видимо она просто зашла не вовремя, может еще и обойдется все. По крайней мере, мысль о возможном благополучном финале этой истории успокаивала девушку.
А теперь нужно сосредоточиться и врать глядя прямо в глаза, так должно быть выйдет убедительнее. И только она собиралась начать рассказывать сказку о не полученном ответе, как доложили о посетителе.
Кто бы мог представить, как она была рада, этому совершенно незнакомому человеку, который еще даже не вошел в комнату. Она даже мысленно пообещала себе помолиться за этого человека, как только найдется свободная минутку. Ведь еще минута и миледи наверняка отошлет ее с глаз долой, и тогда можно будет поискать письмо неподалеку от дома, и может быть, Удача улыбнется ей. Тогда не нужно будет трястись, как осиновый лист от одного взгляда леди Витер, и врать с три короба тоже будет совсем ни к чему. Она просто отдаст записку, и все. А если ее будут спрашивать, от чего она странно себя ведет, то можно будет сказать, что по дороге домой она столкнулась со старухой, которая испугала девчушку, заявив, что та продала свою душу Дьяволу. И ведь тут не будет ни капли вранья. Старуха действительно была, Кэтти натолкнулась на нее совсем рядом с домом, и та действительно несла какой-то бред. За время службы у миледи девушка научилась не обращать внимания на таких проходимок, обычно они не только рассказывали всякие гадости, но и срезали у своей жертвы кошелек, пока та приходила в себя, ладно еще если в кошельке свои кровные золотые, а вот если там деньги выданные хозяйкой на кружева и прочее, то тут уж дело плохо. А значит, стоило уносить ноги от этих бродяжек как можно скорее, что Кэт и сделала.
Тут-то девушке и пришла в голову мысль, о том куда и когда могло деться письмо. Ведь она так спешила убраться прочь от старухи, что могла и не заметить, как письмо выпало из кармашка. Значит, оно рядом с домом, значит все действительно можно исправить. От этих мыслей девушка впервые за последнюю четверть часа вдохнула свободно. Все казалось не таким уж непоправимым.
Оставалось дождаться, пока ее отошлют из библиотеки и приниматься за поиски. Но вопреки всем ожиданиям, миледи оставила служанку подле себя. Кэт теперь оставалось ждать, надеясь на то, что никто не подберет письмо, и уж, тем более, что письмо не попадет в руки к недоброжелателям ее госпожи, иначе первой полетит именно ее, Кэтти, глупая кудрявая головка.

Отредактировано Кэтти (2016-10-18 08:24:10)

6

- Миледи!

Д’Эпернон вошел в библиотеку, словно это был его личный кабинет. Завладев одной из прекрасных рук хозяйки дома, Луи слегка коснулся губами белоснежной кожи, как будто опасался, что на ней еще остался яд, которым эта женщина – демон, скрывающийся под ангельской внешностью, - умерщвляла, д’Эпернон уже в этом не сомневался, своих жертв. Но опасность, как известно, притягивает и дарит острые ощущения. Ногаре и хотел бы испытать вместе с этой женщиной всю страсть, на какую она только была способна. В этом Ла Валетт не мог ошибаться. Но, в то же время, он был не готов ради минутной слабости обречь свою душу на вечные муки в аду.
Правда, Луи  и так, по мнению его батюшки, герцога д’Эпернона, продался дьяволу, начав служить Ришелье. Но если бы многоуважаемый родитель вспомнил времена своей молодости, то, наверняка, не был бы так строг в суждениях относительно своего младшего сына. Но, черт возьми, думать о старом герцоге сейчас вообще было не время. Во-первых, перед Ла Валеттом стояла обольстительнейшая из женщин. Во-вторых, у кардинала к ней было поручение от Красного герцога, а все его поручения не терпели промедления и должны были исполняться с большим усердием. Ну и, наконец, в третьих, записка, так удачно кем-то оброненная и не менее удачно найдена д’Эперноном буквально жгла его ладонь даже через буйволовую кожу перчатки.

- Миледи, Вы неотразимы, как всегда, - голос Ла Валетта стал хриплым, как будто мужчина сдерживал бурю эмоций и страстных порывов, которые уже рвались наружу.
Но почему бы не показать женщине, что ее образ будит воображение и заставляет бурно колотиться сердце мужчины. Представительницам слабого пола льстят такие знаки восторга их особой. Д’Эпернон за последние тринадцать лет достаточно хорошо изучил женщин. Эти создания способны обижаться на правду, но моментально млеют стоит показать, что ты готов пасть к их ногам. Еще женщины любят хилых и убогих. Не потому что эти несчастные способны впечатлить женское воображение, а лишь потому, что благодаря им женщины могут показать, какие они милосердные, добрые и заботливые. И множество других уловок, свойственных слабому полу,  Луи давно изучил и научился к ним подстраиваться. Но вот леди Винтер, как он не пытался, не поддавалась ни одному из правил. И с  какой стороны подступиться к этой женщины, Ла Валетт так до сих пор и не знал. Но вот сам Бог, а, быть может, и дьявол, был сегодня на его стороне. Если верить содержанию записки, найдено д’Эперноном, эта белокурая шпионка кардинала  и де Вард, изворотливый, как черт, помогали друг другу скрасить одиночество. Ла Валетт с трудом сдержался от ухмылки. Право, интересно, Ришелье в курсе всего этого. Однако, что уж греха таить, шпионы доставляли Красному герцогу сведения с всей страны и за ее пределами. Но, кто сказал, что у них самих, не было тайн от своего благодетеля. И сам Луи имел секреты, в которые не собирался посвящать первого министра Франции. Но это он, друг и соратник Ришелье. Остальным же надлежит быть более искренними. Итак, неужели он нашел ключ к ларцу под названием леди Винтер.

- У меня к Вам поручение от…- д’Эпернон мгновенно поймал красноречивый взгляд кошачьих глаз шпионка кардинала*. Что-что, а обмениваться взглядами и безошибочно читать по ним, кардиналисты умели. Обернувшись туда, куда указывала графиня, Луи, наконец, увидел ее служанку.
- У вас есть поручения к этой девчонке? – д’Эпернон кивком головы указал на служанку. – Если нет,  отошлите ее. – Луи позволил себе смешок, давая понять, что иногда женщины совершают глупости. Все женщины. Даже лучшие представительницы слабого пола.

*Согласовано с леди Винтер

Отредактировано Louis de La Valette (2016-10-18 18:35:16)

7

- Месье! – Шарлотта, изящно наклонив белокурую головку набок, звонко смеялась, когда кардинал покрывал ее руки поцелуями.  Да, графиня умела смеяться звонко и беззаботно, если того требовали обстоятельства. Но вот искренне смеяться случалось редко. Однако…случалось. Анна помнила, как она дала волю безудержному веселью, когда ей удалось избежать участи стать «Христовой невестой». Вот тогда она смеялась искренне, ото всей души над этими глупыми монашонками, которых ей удалось обвести вокруг пальца, и разве имеет значение, что этот смех больше походил на сатанинский. Зато искренне. А искренность умный человек может позволить себе редко.

Ла Валетта монсеньором в присутствии девчонки Кэтти она предусмотрительно называть не стала. Нет, не ради кардинала, Боже упаси, а ради самой себя. Невесть, что потом служанка подумает. Эта девчонка итак уже много знала. Шарлотта даже ловила себя на мысли, что пора бы ее поменять. И она поменяла бы. Делов-то. Только вот придется искать другу. А кабы какую не возьмешь. Но сейчас растрачиваться на служанок не было ни желания, ни времени.
Резко перестав смеяться, Шарлотта изящно, но настойчиво отняла свои руки. Хорошего понемножку, господин кардинал.  Анна всегда с иронией наблюдала за толпой воздыхательниц д’Эпернона. Эти простушки падали, сраженные его очарованием. Как же все банально. Шарлотта давно жила умом, а не сердцем. А ум подсказывал этой женщине,  что по отношению к мужчинам нужно чувствовать себя кошкой. Позволять себя любить, восхищаться, иногда подбадривать на выгодные для себя «подвиги» лаской. Но не более. Свое обаяние, красивые слова и высокие фразы мужчины могли оставить для тех женщин, которые, словно индюшки, затаив дыхание, заглядывали к ним в рот. Анна же в подобном не нуждалась. Она использовала мужчин на благо Франции, первого министра и себя. Ах, право, что это она. На благо себя, ну и первого министра потом, до тех пор, конечно, пока Ришелье был щедр на вознаграждения. Был, конечно, еще маркиз де Вард.Ни о каких нежных чувствах ни с той, ни с другой стороны, конечно же, не было и речи. Но с Вардом не было скучно. Каждая их встреча напоминала сцены сражения. Шарлотта прекрасно понимала, что Франсуа, если ему будет это выгодно, пожертвует ею. Но она-то уж успеет опередить его. В этом случае, женщине нужно обязательно уступить. Но пока что, они довольно-таки мило проводили время. Франсуа был прекрасным любовником, умным мужчиной. А большего леди Винтер от маркиза и не требовала. Однако в последнее время де Вард молчал. Шарлотта даже начала нервничать. Как бы не задумал чего. Написала сама и отправила девчонку Кэтти к нему. Сейчас служанка стоит и хлопает глазами, да еще Ла Валетта нелегкая принесла так не вовремя. Шарлотта подавила раздражение. В лице д’Эпернона не хотелось бы обрести врага. Как только кардинальская шапка держалась на этой голове. Ла Валетт был слеплен из грехов. Хотя…ее же называют Ангелом.

Анна сверкнула глазами, когда кардинал, изменяя своим привычкам быть всегда и во всем осторожным, чуть было не выложил при служанке задания Его Высокопреосвященства.
- Как Вы нетерпеливы, сударь. – Обольстительно улыбнулась шпионка кардинала. – Я, конечно же, с удовольствием выслушаю то, что Вы имеете мне сказать, но для начала, если Вы позволите, я закончу одно дело. – Анантюристка повернулась к служанке. – Я повторяю свой вопрос, - ногти впились в ладони, - был ли ответ? Простите, - обратилась миледи к кардиналу, - нерадивые слуги - сущая беда для господ.

8

Гость показался Кэтти очень похожим на кота. Довольного своенравного и опасного для мышки, что попадет к нему в лапы. Так вот он какой, тот посетитель, который своим появлением ненадолго избавил служанку от необходимости отвечать на вопрос миледи. Мужчина и пугал и приковывал к себе взгляд девушки одновременно, да с такой силой, что она даже на несколько секунд позабыла о том, почему она все еще в библиотеке, и позволила себе рассмотреть лицо незнакомца. Осторожно, так чтобы он не заметил. Ни к чему этому господину знать, что его личность сколько-нибудь заинтересовала служанку. Кэт и без того сейчас хватало проблем. Девушка еще раз бросила взгляд на мужчину, который как раз обменивался любезностями с миледи. От этой картины служанке стало грустно и до невозможности тоскливо на душе. Нет уж, лучше думать о своей оплошности. Погоревать об отсутствие пылких воздыхателей она еще успеет. И хорошо если это будет единственный повод расстройства. Девушка тут же постаралась вернуть свои мысли к тому, что же ей сказать хозяйке, ведь если не сейчас, так через время, отвечать придется. И еще неизвестно, как изменится настроение миледи после визита этого господина. Это сейчас мадам вроде бы рада гостю, а кто знает, как оно есть на самом деле.
Кэтти погруженная, в свои мысли, которые сплелись в какой-то чудаковатый узелок, даже вздрогнула, когда мужчина упомянул "эту девчонку", явно говоря о ней. Кажется, даже щеки вспыхнули алым. Чего это она. Совсем ум помутился от волнения видимо. Голос миледи окончательно вернул девушку на землю. Она даже была благодарна хозяйке за резкий тон. Это на удивление придавало уверенности, которая сейчас была просто необходима. Пора было отвечать.
- Нет, ответа не было, мадам, - служанка уже почти верила в свои слова, потому голос перестал подрагивать, и ответ звучал довольно убедительно. Так, по крайней мере, показалось девушке. Сейчас все страхи казались надуманными. Ну, подумаешь, один раз солгала. Так ведь у нее действительно нет той записки, и теперь не так уж и важно по какой причине. Нет и все тут.  Пусть сильные мира сего беспокоятся о последствиях, а она всего лишь служанка. И совсем скоро покинет библиотеку, в которую она шла как на эшафот. И, кажется, даже с головой на плечах.

9

Д’Эпернон с трудом сдержал ухмылку, когда на вопрос леди Винтер ее маленькая служанка, не моргнув и глазом, солгала. Кто бы мог подумать, что эта малышка способна так согрешить. Ла Валетт скользнул взглядом по лицу девушки, а затем, не смущаясь, и по всей ее фигурке. С виду сама чистота и невинность. Хотя…что далеко ходить. Достаточно было вспомнить, кому служила эта крошка.

В том, что девушка лгала, во всяком случае у кардинала, сомнений не было. Записка, которая даже через буйволовую кожу перчатки жгла ладонь д’Эпернона, была доказательством греха девчонки. Просто-напросто эта негодница потеряла записку де Варда к миледи Винтер, а теперь, спасая свою шкуру, жертвовала душой. Но Ла Валетту уже было весьма интересно, чем все закончится. Он даже уже готов был отпустить девчонке ее грех, если она его сейчас хорошенько развлечет, а не сразу сдастся перед прожигающим, казалось, насквозь взглядом шпионки первого министра Франции. Младший сын герцога д’Эпернона уже готов был облизнуться, словно кот, завидевший сметану. Да, Луи любил такие игры. Зачем сразу разоблачать жертву. Нужно с ней вдоволь поиграть. Как кот с мышью. Прижать ей хвост, потом отпустить, давая жертве надежду на спасение. Затем снова поймать. И так до тех пор, пока «коту» не надоест. А как только надоест, негоднице останется лишь молить Господа о спасении.

Ла Валетт перевел взгляд со служанки на ее хозяйку. Сколько же самообладания было в этой белокурой обольстительнице. Внешне графиня была спокойна, но только внешне. Кто-кто, а Ла Валетт за годы службы при Ришелье научился читать в душах людей. Он безошибочно мог сказать, что Анна в ярости. Только вот что послужило причиной этого гнева? Отсутствие ответа от маркиза? Возможно. Любую женщину, тем более такую, как леди Винтер, подобный факт ввергнет в смятение. Только одни прольют слезы над несправедливостью бытия, а другие, к числу которых и принадлежала шпионка Ришелье, будут мстить. Ла Валетт даже почувствовал озноб. Если де Варду не избежать мести миледи, то у Ришелье станет одним шпионом меньше. Или же гнев графини был вызван тем, что девушка лжет? Д’Эпернон снова взглянул на шпионку. Догадалась ли Шарлотта про обман?
Обстановка в библиотеке накалялась с каждой минутой. Казалось, стоило возникнуть искре, и вспыхнет пламя. Воздух стал тяжелым. Но Луи хотел досмотреть эту сцену до конца. Служанка держалась очень хорошо. Сколько выдержки и самообладания. Или девчонка не до конца осознавала, в какую опасную игру она ввязалась, решившись солгать графине. Даже если ей повезет сейчас, в чем Ла Валетт сильно сомневался,  то потом уж точно будет не отвертеться. Де Вард, спасая свою шкуру, вряд ли вспомнит о благородстве. Он легко выдаст девушку, а через пару минут и вовсе забудет о ее существовании.
Конечно, кардинал мог бы уже сейчас извлечь записку из перчатки и отдать ее леди Винтер. Служанке бы, несомненно, досталось, и за ложь, и за нерасторопность. Но д’Эпернон был намерен досмотреть спектакль до конца. Он жаждал увидеть, как будет крутиться и изворачиваться девчонка.  Эта малышка даже не подозревала, что ложь – лишь временное спасение. Чем больше лжешь, тем сильнее тебя затягивает болото греха, и шансов выбраться из него практически не остается. Служанка только начала лгать. Надежда на спасение невинной девичьей души еще была, достаточно было показать записку и избавить девушку от дальнейшей лжи. Но Ла Валетт, хоть и был кардиналом, призвания к духовному сану не чувствовал никогда. Поэтому он лишь повел плечом и подошел к полке с книгами, все видом давая понять, что вмешиваться в выяснение всего дела он не собирается, поскольку это его совершенно не волнует. Однако, лаская пальцем ярлык одной из книг, Луи весь обратился в слух, не упуская ни единого звука и предвкушая наслаждение.

10

Ответа не было! Слова служанки, словно гром среди ясного неба прозвучали для шпионки Ришелье. Анна с такой силой сжала веер, что изящная женская вещица чуть было не разлетелась на мелкие кусочки. Будь проклят де Вард! Негодяй! Он покусился на ее гордость, на горло которой авантюристка наступила, чтобы написать ему первой. А он даже не удосужился ответить. Если бы маркиз был сейчас в этой комнате, Шарлотта убила бы его одним своим взглядом. Еще никто не наносил ей такого тяжкого оскорбления. И за меньшие провинности перед ней люди расплачивались ценой своей жизни. Но Анна не жалела никого из своих жертв. Все они сами были виновны в участи, постигшей их. Кто-то был глуп, кто-то, наоборот, чересчур умен. Кто-то не умел любить, а кто-то уж слишком часто позволял себе наслаждения сладострастием. Да все, кого бы не припоминал разгоряченный гневом рассудок леди Винтер, все были в чем-то виновны и просто расплатились за свои грехи. Как же Шарлотта ненавидела сейчас де Варда. И она не остановится ни перед чем, чтобы отомстить ему. Никто и никогда не посмеет пренебрегать ею. В этом авантюристка поклялась еще в те времена, когда жила в банде разбойников. Никто и никогда. Если бы Шарлотта была в библиотеке одна, она бы дала волю ярости, позволила гневу выплеснуться наружу. Молодая женщина знала, на что она способна в минуты необузданной ярости, когда внутри пылает пламя гнева, и оно обжигает ее всю. А для того, чтобы затушить пламя и прекратить свои муки, она должна отомстить. Только так. Другого выхода не было.

Анна прикусила губку, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Солоноватый вкус крови из ранки помог ей придти в себя и справиться с яростью. Сам дьявол принес в ее дом именно сейчас Ла Валетта. Шарлотта не могла думать о делах Ришелье, когда ее личные дела, как казалось графине, были хуже некуда. Перед кардиналом вести себя нужно было особенно осторожно. Миледи знала, насколько хитры эти отпрыски рода д’Эпернонов. Наверняка, Ла Валетт уже заинтересовался, от кого Шарлотта так жаждала получить ответ, что  даже не торопилась выслушать задание первого министра Франции. Ну, право, что же она? Еще не хватало из-за де Варда погубить себя. Здравые рассуждения помогли графине придти в себя. Она обольстительно улыбнулась Ла Валетту. Кончиками тонких пальчиков коснулась белокурого локона и позволила себе томный вздох.

- На словах тоже ничего не просили передать? – Анна обожгла служанку гневным взглядом, который вспыхнул и тут же погас.
Негодная девчонка должна была бы руки целовать д’Эпернону. Если бы ни его присутствие в библиотеке, Шарлотта учинила бы куда более строгий допрос. Но при Ла Валетте леди Винтер осторожничала. Стоило кардиналу хоть о чем-нибудь догадаться и не избежать катастрофы. Все сразу же станет известно Ришелье, а первому министру не понравятся игры за его спиной.

- Вспоминай. И поживее. – Шарлотта держала себя в руках. В голосе слышались стальные нотки. Выражение лица было строгое. Но, в конце концов, еще никому не вменяли в вину строгость по отношению к слугам.
- Я недавно именно ее и прочла. – Снова улыбнулась Анна Ла Валетту, заметив, что кардинал  уделяет внимание одной из книг. Только не стоит, монсеньор, делать вид, что Вы полностью увлечены просмотром книжных полок. – Если хотите, можем обсудить. Мне запомнился один момент, в котором очень  ярко описывается, как кара настигает виновных.
Голосок леди Винтер был сладок, как мед. Она, как будто невзначай задела руку Ла Валетта.  О, Господи всемогущий! Провалились бы эти оба – кардинал и служанка – в ад! И де Вард бы не заставил себя там ждать.

11

Такой хозяйку девушке приходилось видеть, пожалуй, впервые. И то, что она увидела, не на шутку, испугало ее. Да, порой миледи была резка, но такая лютая ненависть на лице этой женщины была чем-то совершенно неестественным, а от того вдвойне пугающим. Да еще и не понятно на кого гневается миледи: на того господина, которому было адресовано письмо, или же ложь раскрыта, и этот гнев обращен к служанке, которая уже было обрадовалась, что все закончилось благополучно. Но только Кэт успела испугаться, как столь испугавшее ее выражение лица хозяйки изменилось, будто его и не было. От такой резкой перемены девушка даже на секунду потеряла дар речи. Ну, ведь не может человек, так запросто изменит свое настроение! Хотя, миледи, как казалось ее служанке, можно было отнести к той категории людей, которые могут все. И это и восхищало и пугало Кэт, которая за свои годы могла слишком мало. Вот как сейчас. Она могла уповать лишь на милость хозяйки, и волю случая, а еще благодарить Провидение, за то, что в библиотеке присутствует еще один человек, и возможно, только благодаря ему миледи не добралась до правды, потому что была вынуждена отвлекаться на гостя.

От вопроса миледи служанка едва смогла сдержать вздох облегчения. Значит, все-таки мадам злится на того, кому было адресовано письмо. Все обошлось. Для нее. Хозяйка полютует и успокоится. Ответ сам собой слетел с губ служанки. И если сначала Кэтти не собиралась врать больше, чем того требовала ситуация, хотела ограничиться краткими ответами, чтобы не погрязнуть во лжи, то теперь, когда поняла, что ее оплошность с запиской, лично для ее кудрявой головки, вряд ли будет иметь последствия, можно было еще немного приврать, исключительно для душевного спокойствия хозяйки, ну и на тот случай, если письмо отыщется. Девушка все еще надеялась, что сможет исправиться.
- Слуга того человека передал, что тот, кому он служит только прибыл, а потому ответ на письмо будет позже, и его принесет подручный того, кому Вы писали, миледи, - девушка специально не называла имени адресата, понимая, что сболтнуть лишнего сейчас никак нельзя.

Слова хозяйки заставили Кэт перевести свое внимание на мужчину, изучавшего книжные полки. И вот знал же этот господин, какую книгу открыть. Именно свою кару девчонка старалась отодвинуть во времени до того самого момента, когда о причинах приведших к ее необходимости все позабудут, или, что будет еще лучше, вовсе никто не узнает в чем она виновата. И снова взгляд глупенькой девчонки задержались на лице "кота" дольше, чем следовало. От чего ее так заинтересовал этот незнакомец, она и сама не могла сказать. Может причина в том, что он появился очень вовремя?

12

Ну вот, девчонка сама и подписала свой смертный приговор. Ла Валетт ухмыльнулся. Вроде бы именно так обычно говорит Ришелье.  Близость графини Винтер завораживала и заставляла сердце мужчины биться сильнее. Но это было не то чувство, которое обычно испытывал д’Эпернон в обществе хорошеньких и желанных женщин. Это было что-то другое. Манящее и настораживающее одновременно. Право, даже интересно, что сделает миледи со своей служанкой? Анна тщательно скрывала ярость. Но Луи слишком давно жил рука об руку с первым министром Франции. И повидал немало людей, которые служили Красному герцогу. Святых среди них не было. Это Ла Валетт мог утверждать с уверенностью. Быть может, только отец Жозеф. Но и в этом случае вопрос спорный.

- С Вами обсуждать я готов все, что угодно, миледи.
Ла Валетт поймал ручку графини, которая как бы невзначай задела его руку, но этот жест  обжег кардинала, словно раскаленный прут. Д’Эпернон поднес пальчики шпионки Ришелье к губам, но, быстро коснувшись их и обдав ладонь женщины своим горячим дыханием, тут же отпустил.
- Кара всегда настигает того, кто ее заслужил. – Ухмыльнулся Ла Валетт и, резко охладев к книгам, подошел к служанке.

Девчонка была хороша. Но оказалась лгуньей. К тому же, глупой лгуньей. Когда решаешься лгать, нужно лгать так, чтобы и саму поверить в свои слова. Причем нужно было знать, кому можно лгать, а кому нет. С миледи Винтер даже Ришелье, насколько помнил Луи, не всегда решался играть открыто, а если решался, то просчитывал на десять шагов вперед. Эта женщина была страшна в гневе. Она была страшна и в любви. Кэтти же, глупое невинное создание, видимо сама не понимая того, что ввязалась сейчас в такую игру, которая могла погубить ее в считанные секунды. Право, Бог иногда дает красоту, но забывает вложить в красивую головку хоть немного здравого смысла. Конечно, у Ла Валетта был сейчас выбор: спасти девушку, ничего не рассказав про найденную записку де Варда. Либо погубить ее, покрутив у очаровательного носика графини Винтер этим несчастным клочком бумаги.  Д’Эпернон не был жесток. Если бы дело касалось только этих двух женщин и маркиза (при воспоминаниях о де Варде в глазах кардинала заплясали черти), то Луи, конечно же, уже откланялся бы, забыв про записку. Но сейчас он держал в своей холеной руке Судьбу миледи Винтер и де Варда. На Судьбу служанки ему было, если уж не кривить душой, наплевать. Поэтому спасать девчонку он не собирался, а собственные интересы требовали разоблачить ее и посмотреть, как на красивом лице шпионки Ришелье мгновенно заиграют все те чувства, которые Анна так искусно держала в себе.

- Миледи, - ухмыльнулся кардинал, в свою очередь не спуская глаз с очаровательной мордашки Кэтти, - видимо тем подручным, о котором сейчас говорила Ваша маленькая служанка, являюсь я. – Луи медленно, словно смакуя каждое движение, извлек из перчатки светлой буйволовой кожи, расшитой золотом, клочок бумаги. Пару мгновений поиграл им, лаская холеными пальцами.
- Должно быть, Ваша хозяйка ждет этот ответ? – Ла Валетт обольстительно улыбнулся Кэтти, пару раз взмахнув перед ее глазами запиской. – Думаю, что этот. – Д’Эпернон подошел к Шарлотте, со всем почтением протягивая ей злосчастный клочок бумаги.
Казалось бы, заключительный акт спектакля, и все могут расходиться. Но…нет. Комедия перерождалась в трагедию. И это перерождение заслуживало внимания.

13

- Месье, - промурлыкала миледи, позволяя Ла Валетту ласкать ее пальцы…пока позволяя. – Кары можно избежать. Это лишь вопрос ловкости и благоволения Судьбы.

Анна одарила д’Эпернона взглядом, способным опалить сердце мужчины и вызвать самые нескромные желания.
Де Вард не ответил сразу лишь потому, что был занят. Но ответ вскорости должен быть. Ну что ж, маркизу Фортуна улыбнулась, однако прощение вымаливать ему, тем не менее, придется. Шарлотта снисходительно улыбнулась служанке.
- Хорошо. Как только будет ответ, немедленно дай мне знать. Иди вон.

Теперь, когда в своих делах был наведен относительный порядок, графиня была готова подумать и о делах Ришелье. Вернее о делах Франции. Анна опустилась в кресло, готовая выслушать Ла Валетта, как только девчонка уйдет и закроет за собой дверь.  Но человек предполагает, а располагает всегда лишь Бог.
Клочок бумаги, который возник в руках д’Эпернона, и оказался той заветной запиской де Варда, которую с таким нетерпением ждала авантюристка. Но как же сейчас она ненавидела эту записку. Она ненавидела Ла Валетта, хитрого дьявола, который сейчас ухмылялся, полагая, что вместе с этой запиской держит в своих руках и ее, Анну де Винтер. Шарлотта ненавидела и свою служанку. Маленькая лгунья. Она решила, что можно лгать своей хозяйке, насмехаться над ней, выставлять ее на посмешище.
Шпионка Ришелье резко встала с кресла, как будто его бархат жег ей спину.  Графиня выхватила из руки Ла Валетта записку, которую этот грешник протягивал ей со всей учтивостью. Одного взгляда на почерк было достаточно, чтобы убедиться, что это действительно был ответ де Варда на ее записку. Шарлотта едва сдержала стон, который рвался у нее из груди и был вызван смешением таких разнообразных чувств: ярости, презрения, ненависти и жажды мщения.

- Что это такое? – Графиня  мгновение ока оказалось возле своей служанки. – Я спрашиваю, что это такое? – Злосчастная записка уже превратилась в скомканный клочок бумаги.
Если бы не присутствие Ла Валетта, Шарлотта, возможно, позволила бы себе дать пощечину негоднице. Шпионка не гнушалась ничем. В конце концов, она не принадлежала к числу тех смазливых девиц, которые падали в обморок даже от не вовремя сказанного слова.
Но наказание можно было и отложить. Сейчас важнее было выкрутиться перед кардиналом. В том, что Ла Валетт прочел записку, авантюристка даже не сомневалась. Во всяком случае, она бы поступила точно так же. И скоро Ришелье будет в курсе всего, что было и даже того, чего не было. Довольная физиономия д’Эпернона говорила красноречивее всяких слов.  Анна даже выругалась про себя. От этой привычки она так и не сумела избавиться с тех пор, как жила у бандитов.

- Нерадивые слуги. – Шарлотта повернулась к Ла Валетту. На лице молодой женщины было выражение смирения, а в кошачьих глазах читалось всепрощение.
Графиня уже приняла решение. В этом мире каждый спасает лишь свою шкуру. За шкуру де Варда она переживала меньше всего.
- Выйди вон. – Вновь приказала шпионка служанке. – Но разговор еще не окончен. И не вздумай сбежать.

14

Ну вот, миледи больше на нее не злится. А значит все в полном порядке. Еще немного и она окажется у себя в комнатке, где сможет перевести дух, а после пойти поискать письмо. Вдруг найдется. Но не успела служанка и слова сказать, как перед ней оказался "кот". Чем она заслужила внимание этого господина, служанка даже предположить не могла, а потому только удивленно хлопала глазами. Не смотря на непонимание происходящего, Кэт не упустила шанс повнимательней рассмотреть лицо этого человека, стараясь понять, что же такого в этом человеке, что ее взгляд каждую свободную секунду был обращен к незнакомцу. Он не был крайне привлекательным внешне, но вот ощущение силы, или скорее власти над человеческими судьбами написанное на его лице, приковывало к себе, манило, так же, как манит непроницаемая гладь озера, которая может быть и прекрасной и губительной. Но губительная сила этого человека пока не коснулась ее, да и вряд ли коснется. А потому можно быть спокойной.
Как же она ошибалась. Мужчина что-то говорил о письме, и в следующую секунду та самая записка, из-за которой было столько волнений, оказалась перед глазами Кэтти. Вот и нашлась причина такого внимания к ее скромной персоне. Сказать, что она была шокирована, значит не сказать ничего. В ее глупенькой головке не укладывалось все это. И то, что этот человек с самого начала утаил письмо, и то, что он все это время наблюдал за разворачивающейся перед ним сценой, и то, что отдал письмо миледи именно сейчас. Теперь Кэт прекрасно понимала, как чувствует себя мышь, с которой коту надоело играться. У нее уже нет сил убегать и прятаться. Остается лишь принять свою участь. Гнев хозяйки был более чем ожидаем, служанка даже не удивилась бы хорошей оплеухе. Девушка лишь покорно склонила голову, понимая, что любое сказанное сейчас слово может лишь навредить. Одно хорошо, ее не прогоняли на все четыре стороны. Пока. Как только ей было приказано уйти, Кэт не мешкая ни секунды, поклонилась госпоже и постаралась уйти как можно быстрее и незаметнее.

Только прикрыв за собой дверь библиотеки, девушка поняла, что ее сильно трясет, а ноги едва слушаются. И что самое странное, трясет ее не от страха перед хозяйкой. Нет, она, конечно, боялась гнева миледи, но ее гнев был оправдан, а последующее наказание будет заслуженным. Только закрыв за собой двери комнатки, в которой она недавно обдумывала, то, как лучше скрыть потерю письма, девушка наконец поняла, от чего она был, едва жива. Тот мужчина, что остался в библиотеке выбил ее из привычной колеи. Она еще ни разу не видела человека, который с таким удовольствием фактически уничтожал другого человека, точнее смотрел, как его действия приводят к этому. Перед глазами до сих пор стояла его улыбка. Губительная. Ядовитая. Но при этом девушке до смерти хотелось узнать, кто этот человек, так похожий на одного из тех нечистых духов, что живут на болотах и сбивают заблудшие души с пути. О них Кэт часто слышала в детстве, но никогда не могла представить их себе. И теперь вот попала в лапы одного из них. И скоро сполна поплатится за это.

15

Д’Эпернон, не спуская с маленькой служанки миледи хитрого взгляда, проводил ее до двери. Он вдоволь наигрался. От этой девчонки ему больше ничего и не было нужно. Но это лишь вопрос времени и того, как сейчас поведет себя Шарлотта. Кэтти, наверняка, много чего интересного знала о своей хозяйке. Неправы были те, кто недооценивал слуг. Если бы эти люди имели немного больше прав, а иногда и свободы в своих действиях, уж, поверьте, со знанием многих секретов своих господ они могли бы завернуть такие дела, от которых перевернулись бы земля и небо.

- Ну, почему же нерадивые? – Ла Валетт завладел ручкой миледи, но вместо того, чтобы поднести ее к губам крепко сжал. – Ваша маленькая служанка, миледи, весьма сообразительная особа. Впрочем, чему здесь удивляться, когда есть с кого брать пример. – Кардинал ухмыльнулся, не сводя проницательного взгляда с интриганки. – Вам не стоит волноваться, мадам.
Д’Эпернон прошелся по комнате, еще раз скользнул взглядом по книжным полкам.

- Сегодня поистине прекрасный день. Записка, которую Вы, уверен, не хотели бы потерять, нашлась. А я нашел в Вашем лице союзника. Я прав, миледи?
До этого игривый тон Ла Валетта стал серьезным, а в глазах сверкнула угроза, или, быть может, предупреждение о том, что младший сын герцога д’Эпернона на сегодня устал от игр и готов говорить вполне серьезно.

- Думаю, Его Высокопреосвященство будет недоволен, узнав, что у его верных людей, которым он так доверяет и которых ценит, имеются тайны от своего покровителя. Но я склонен все же думать, что никаких тайн нет, графиня. Интрижка, которая не стоит внимания первого министра Франции. Посему обещаю не беспокоить герцога подобными мелочами.
Ухмылка Ла Валетта красноречивее слов говорила, что подобная услуга будет оказана, конечно же, небезвозмездно.

- Миледи, - Ногаре скользнул взглядом по фигурке леди Винтер. Этот взгляд мог обогреть или дотла сжечь молодую женщину.
- У Его Высокопреосвященства, как у первого министра Франции, слишком много забот. Да и здоровье, как Вам, мадам, небезызвестно, подводит. Проклятущая мигрень. – Луи сочувственно вздохнул. – Поэтому не стоит загружать герцога еще и лишними хлопотами. К тому же, я, как ближайший друг Ришелье, готов взять на себя некоторые заботы. Скажем так, новости, касающиеся жизни герцогини де Шеврез, я с готовностью выслушаю и донесу министру лишь самое необходимое. Вы понимаете меня, сударыня? – Ла Валетт передернул плечами. – Ах. Да. Я, собственно, приходил, чтобы передать Вам, миледи, что Его Высокопреосвященство ждет Вас сегодня в хорошо известном Вам месте и  в хорошо известное Вам время.
Луи извлек из-под плаща кожаный мешочек, набитый монетами и положил его на столик перед графиней.

- Прощайте, мадам. Не браните сильно служанку. И Бог зачтет Вам это. – Ухмыльнулся Ла Валетт и быстрыми шагами покинул библиотеку, с чувством удовлетворения и собой, и жизнью.

Отредактировано Louis de La Valette (2016-11-08 19:06:30)

16

- Монсеньор!

Служанка вышла, поэтому к Ла Валетту можно было обращаться соответственно его сану. Шарлотта заставила себя улыбнуться, когда кардинал с силой сжал ей руку.  Улыбка получилась вымученной и больше похожей на оскал смерти. Как же маленькая негодяйка подвела ее. Ну, ничего. Мысли о том, как она накажет негодницу, придавали графине сил. Только бы выстоять перед натиском этого кардинала, погрязшего в грехах даже больше, чем самый великий безбожник.

- Монсеньор, - шпионка уже совладала с собой, поэтому голос ее звучал нежно, а улыбка была чарующей, - Вы, как лицо духовное, поняли, что автор этого письма запутался. Дьявол искушает его, толкает к пропасти.

Графиня видела, как в хитром взгляде Ла Валетта блеснула угроза. Да как этот прихвостень Ришелье смеет угрожать ей? Анна выдернула руку. Д’Эпернон никогда не бросал слов на ветер. Интриганка знала, что врагов недооценивать нельзя. Они, конечно, вместе служили Ришелье. Во всяком случае, пока. Но это не означало, что Ла Валетт не выдаст ее первому министру Франции, от которого графиня зависела. Уж слишком много Ришелье знал о ней. О, Господи Праведный! И все из-за чего? Из-за глупой интрижки с де Вардом. Такие оплошности недопустимы.

- В конце концов, это все он, де Вард! – Громко воскликнула Шарлотта в ярости кусая губы. - Это он пишет мне. Он!
Но д’Эпернон сам предложил сделку. Герцогиня де Шеврез. В последнее время слишком много людей интересовалось этой интриганкой. Даст Бог, и герцогиня вскорости исчезнет, как исчезали все те, кто был неугоден Ришелье…Вернее Франции. Бесследно исчезали, словно и не было их.

- Конечно, монсеньор. – От ярости миледи не осталось и следа. Анна поправила белокурый локон. – Я понимаю, сколько забот у первого министра Франции. Поэтому непременно  помогу Вам хоть как-то уменьшить эти заботы.

Кошачий взгляд шпионки кардинала ласкал кожаный мешочек, оставленный Ла Валеттом на столике до тех пор, пока за д’Эперноном не закрылась дверь.
- Будь ты проклят! – Вскрикнула авантюристка и, схватив тяжелый мешочек, со всей силы, кототой нельзя было угадать в хрупком теле графини, швырнула его в сторону закрывшейся двери.
Монеты с шумом разлетелись по комнате. Шарлотта блаженно вздохнула и опустилась в кресло, барабаня пальчиками по бархату обшивки. Ничего-ничего. Она выбиралась и не из таких передряг. На полу валялась злосчастная записка. Графиня подняла ее, изорвав на мелкие кусочки. Вечером ее ждет Ришелье. Нужно будет послужить на благо Франции, ну и себе…заодно.

Эпизод завершен.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1625 год - Преданность и предательство » Рука случайности, как в танце, судьбу закружит