Лилии и шпаги

Лилии и Шпаги

Объявление

На небосклоне Франции кто-то видит зарю новой эпохи, а кто-то прозревает пожар новой войны. Безгранична власть первого министра, Людовик XIII забавляется судьбами людей, как куклами, а в Лувре зреют заговоры, и нет им числа. И никто еще не знает имен тех, чья доблесть спасет честь королевы, чьи шпаги повергнут в трепет Ла-Рошель. Чьи сердца навсегда свяжет прочная нить истиной дружбы, которую не дано порвать времени, политике и предательству, и чьи души навеки соединит любовь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1626 год - Через тернии к звёздам » Кто был охотник? - Кто - добыча?


Кто был охотник? - Кто - добыча?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

5 января 1626 года. Париж, ничем неприметный дом возле Сент-Антуанских ворот. Вторая половина дня.

http://www.histoire-en-questions.fr/revolution-1789/prise-bastille/1789-la%20bastille.jpg

2

Редко когда слезы украшают женщину. Камила не обладала способностью вместо слез ронять жемчужины, поэтому графиня пыталась с помощью компресса из молока скрыть следы недавних слез. Скандалы, они так утомляют, но лучше был бы скандал, чем очередное письмо от отца. И не поданное слугой, а брошенное ей мужем под ноги. Камила пришлось собрать всю волю в кулак и не нагнуться за письмом до тех пор, пока Луи не вышел из ее комнаты с видом полным презрения к ней, словно и сам был не из рода Роганов. Это лучшее, что в нем было. Письма отца она обычно не читала, но это не могла не прочесть. Письмо было вскрыто, несомненно графом Буа-Траси, и Камила должна была знать что в том письме.

Вначале шли упрёки что она очередной раз не ответила ему, что нельзя забывать о своей семье и он готов думать, что его крестник в сто крат внимателен к нему, чем родная дочь. Камила закрыла глаза и разорвала письмо пополам, чтобы не было соблазна читать дальше. Она прекрасно поняла о каком крестнике пишет отец - о Карле Стюарте.  Как же это жестоко со стороны герцога де Рогана! Как неосторожно писать об этом! Счастье, что младший брат ее отца не страдает тягой к переписке и не шлёт своей племяннице писем. Практичный ум подсказал графине, что если дядюшка и не пишет ей, то действует через своего брата, стараясь сделать ее союзницей. А Камилу вовсе не интересовали вести с острова Ре или из Ла Рошели. И она не понимала и не хотела понимать как может повлиять на переговоры между королем Франции и протестантами из Ла-Рошели.

Пламя камина пожирало разорванные листки, когда вошла служанка и принесла аккуратно сложенную записку. Только взглянув на почерк, Камила начала нахмурилась, а прочтя первые строчки улыбнулась. Граф Буа-Траси извещал ее что будет отсутствовать по неотложным делам несколько дней. Графиня ничуть не расстроилась. Ей тоже будет чем заняться этим вечером.

Ближе к вечеру карета без гербов остановилась около ничем не приметного дома. Из кареты живо выскочила молодая женщина, внешне напоминающая субретку, оглянулась по сторонам и не заметив ничего подозрительного, открыла дверцу кареты и помогла выйти даме, чью фигуру скрывал длинный плащ, а лицо было скрыто маской. Дама, сама отперла дверь ключом и скрылась за дверью. Субретка что-то сказала кучеру и тот, вздернув вожжи, уехал прочь. Субретка вошла в дом вслед за своей госпожой. Улица опустела.
Колокол на ближайшей церкви пробил шесть раз. Занавеска на одном из окон второго этажа колыхнулась, в комнате зажгли свечи или лампу и по всему было видно, что в спящем до сего часа доме пробудилась жизнь.
Если бы у случайных прохожих была возможность заглянуть в комнату, то они бы увидели сервированный на двоих стол, мягкие ковры, кресла и шелковые подушки на полу или на кушетке. В одном из кресел сидела темноволосая молодая женщина, ее ножки покоились на одной из подушек, а в руках она держала лютню.
Графиня Буа-Траси (а это была она) перебирая струны и наигрывая мелодию песенки, в которой говорилось о возвышенной любви рыцаря к Прекрасной Даме, скрашивала ожидание своего рыцаря. Пусть ее рыцарь не сражался в Палестинах, но шпагой владел отменно.

3

- Пора читать молитвы, сударь, - несколько гнусаво произнес Базен, размеренным шагом входя в комнату и застав своего хозяина в мушкетерском платье, которое очень шло ему, перед зеркалом.

- Всему свое время, мой друг. -  Ласково произнес Рене, улыбнувшись своему отражению и бережно расправляя кружевной воротничок, белизна которого выгодно подчеркивала нежный румянец на щеках молодого человека. - А сейчас мне нужно отлучиться. - Арамис уже взял шляпу и перчатки, но озадаченный вид лакея не позволил уйти так просто, не объяснившись.
- Понимаешь, друг мой, - ласково начал будущий аббат, -  я тебе как-то говорил, что познакомился с одним весьма ученым богословом. Он живет в одном пустынном квартале. Его ученость потрясла меня настолько, что теперь я изредка советуюсь с ним, когда того требуют мои ученые труды. - Арамис вновь ласково улыбнулся слуге, подозревая, что последний в данную минуту отягощен грехом недоверия.
Базен спал и видел, когда его хозяин снимет этот ненавистный ему мушкетерский плащ и отдастся в объятья церкви, а там и ему, Базену, местечко теплое найдется. Но осуществлению этой благостной мечты лакея постоянно что-то мешало. То дуэли, на которых Арамис отправлял к праотцам десятки своих противников, то дамы, к которым хозяин питал слабость, хотя тщательно это скрывал. А дамы, в свою очередь, отвечали ему взаимностью.
Вот и сейчас Базен готов был поклясться чем угодно, что мушкетер собрался на свидание с женщиой, а если так, то мечты о церкви вновь можно отодвинуть в далекое будущее.

- В таком случае, я провожу Вас, сударь, - как утопающий за соломинку ухватился лакей за последнюю возможность уберечь хозяина от столь опрометчивого поступка, как свидание с женщиной.
- Не стоит, мой друг, - Арамиса начинала раздражать задержка, - на сегодня ты полностью свободен. Помолись за удачный исход моего дела. И когда нас обоих коснется благодать земная, мы решимся принять духовный сан. А пока что, мир еще говорит в нас обоих. И говорит altissima voce*.
Бросив последний взгляд в зеркало и улыбнувшись своему отражению, Рене покинул комнату, не обращая внимания на временно онемевшего слугу.

Условленный стук в дверь был наизусть заучен Рене. Но даже под страхом смерти он не выдал бы его.
- Вас ждут, сударь. - Уже взбегая по леснице услышал Рене голос субретки.
Звуки лютни и голос молодой женщины были поистине райскими.

     Ты, что скорбишь, оплакивая грезы,
     И что влачишь безрадостный удел,
     Твоей тоске положится предел,
     Когда творцу свои отдашь ты слезы,
     Ты, что скорбишь ...**

Процитировал Рене, написанное им рондо, которое хвалил сам господин Вуатюр.
- Мадам, Ваш покорный слуга перед Вами. И будьте благосклонны к несчастному, не гоните его от себя.

*Самым громким  голосом  (лат.)
**Дюма А. "Три мушкетера"

Отредактировано Арамис (2018-04-17 20:17:13)


Вы здесь » Лилии и Шпаги » 1626 год - Через тернии к звёздам » Кто был охотник? - Кто - добыча?